Пиздец штату Флориде…

Все смотрим вот на эту крайне весёлую картинку

На картинке видно, что первая волна короны во время карантина и всеобщего страха заболеть поднялась до 1200 новых случаев за сутки. Потом снизилась до примерно 500.

После того как карантин отменили, все жители штата решили что вирус тоже отменили, и можно жить как всегда. Результат – 2400 новых случаев заболевания в сутки, что перекрывает прежний рекорд ровно вдвое. И это только начало полномасштабной эпидемии.

Смертность пока низкая, потому что новые больные только расчихиваются. Через недельку смертность начнёт приподниматься, а через пару недель когда больные уже начнут отращивать жабры взамен вытекших с гноем лёгких и умирать от диссеминированного внутрисосудистого свёртывания, масштабную сетку на этой картинке придётся резко увеличивать, а тяжёлая техника будет мобилизована на рытьё траншей под инфицированные трупы, потому что крематории захлебнутся.

Согласно динамической модели, которую я построил ещё в апреле, сейчас даже при возобновлении карантина заболеваемость будет переть вверх ещё как минимум неделю. Если же карантина не будет, и летальность заболевания не изменилась, то через три недели трупы будут считать уже не десятками, а десятками тысяч – потому что экспонента, она такая.

Флоридская жара коронавирусу похуй. Он передаётся в закрытых помещениях – в офисах, магазинах, ресторанах, в банке, на почте, в аптеке, в любом помещении где люди дышат одним и тем же воздухом и носят маски на отъебись.

Единственно что может сделать ситуацию менее тяжёлой – это частичная потеря коронавирусом вирулентности, как обычно происходит при пандемиях. То есть, массовые заболевания не вызовут десятков тысяч смертей. Если же вирулентность не изменилась, тогда нам всем пиздец.

Жёлтый чай Перерождения

– Сынок, возьми свой синий горшочек, сходи в ванную и пописай.

– Мамочка, я не хочу писать.

– Алёшенька, пописай через не хочу.

– Мамочка, мне нечем писать!

– Если ты не пописаешь, я не смогу приготовить тебе жёлтый чай. Пописай сколько сумеешь и принеси мне горшочек.

– Хорошо, мамочка!

– Вот и молодец! … Так, дай мне сюда твой синий горшочек… Вполне достаточно!

– Мамочка, а жёлтый чай опять будет горький и противный?

– Да, сыночек.

– И я опять должен буду выпить всю чашку?

– Да, конечно.

– И у меня опять будет всё болеть, а потом я опять умру?

– Да, Алёшенька, у тебя будет всё болеть и ты опять умрёшь.

– Всё-всё-всё как в прошлый раз, мамочка?

– Конечно, мой славный ёжик! Ты опять будешь терпеть боль и опять умрёшь. И тогда я опять рожу тебя обратно, а потом рожу тебя снова назад и буду любить ещё больше.

– И я опять буду гладить твою большую волосатую писю перед тем как умереть, мамочка? Буду гладить и щипать твою большую писю своими маленькими пальчиками?

– Да, сыночек! Иначе я не смогу раскрыться и родить тебя обратно.

– Хорошо, мамочка! Я буду терпеть боль как стойкий оловянный солдатик.

– И ты будешь усердно гладить мою писю своими маленькими пальчиками, чтобы она раскрылась и приняла тебя назад, в мамину утробу? Ты будешь? Будешь?

– Буду, мамочка! Буду, потому что ты у меня самая любимая.

– Ну тогда пей жёлтый чай, сыночек. Он уже готов и немного остыл.

– Мамочка, он опять горький и противный!

– Это очень хорошо, сыночек. Пей, не торопясь.

– Мамочка, у меня опять начинает всё болеть! Всё моё маленькое тельце как в огне, мамочка!

– Сейчас-сейчас, Алёшенька! Я иду к тебе. Я уже сняла трусики. Моя большая волосатая пися уже над твоим лицом. Ты уже можешь начать её гладить, сыночек.

– Мамочка, я очень стараюсь! Очень-очень!

– Молодец, сыночек! Ооо!.. Я так тебя люблю и горжусь тобой… Ооо! ОООООООООО! ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! ООООООООООО! О! О! О!!! РРРРРРРРРРРРРРРРРРЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!

– Мамочка! Мамочка! Мамочка! Что со мной? Мне так легко, так приятно, так радостно, как никогда!

– Конечно, сыночек! Конечно, Володечка! Я только что родила тебя назад в себя, а потом из себя. Ты не представляешь…

– Представляю, мамочка. Я помню как я побывал там и потом твоя большая волосатая пися опять выплюнула меня сюда, в этот недобрый мир. Я помню… Я понимаю.

– Ничего ты не понимаешь, Володечка, ты ещё слишком мал и юн. Ты ещё даже не знаешь, кто такой Георгий Валентинович Плеханов, мой маленький глупыш.

– Мама, а почему ты называешь меня Володечка? Ведь я же Алёшенька!

– Сыночек. Ты забыл, что каждый раз после перерождения я даю тебе новое имя?

– Да, мамочка! Нет, мамочка!

– Да или нет, но теперь у тебя есть миссия, Володечка! Ты пойдёшь другим путём.

– Мамочка, а почему взрослые дяди, которые лежат на тебе, не лежат спокойно, а как будто прыгают или танцуют. Иногда мне кажется, что у них между ног что-то есть, и они в тебя это засовывают. В твою писю, мамочка.

– У тебя это тоже есть, Володечка. Когда ты вырастешь большой, ты тоже будешь засовывать это в мамину писю. Ты тоже будешь лежать на маме, и прыгать между маминых ног, и засовывать это в мамину писю глубоко-глубоко, и тебе будет это очень нравиться.

– Мамочка, а можно мне ещё жёлтого чаю?

– Нет, Володечка. Теперь ты должен вырасти большой и пойти другим путём.

Механизмы Продвинутого Долбоебизма

В качестве леммы читаем про Эффект Даннинга — Крюгера

После прочтения статьи мы уже знаем главные свойства Долбоебизма:

Универсальность.  То есть, каждый человек в какой то мере является долбоёбом, хотя кто-то в большей степени, а кто-то в меньшей.

Анизотропия. То есть, долбоебизм индивида проявляется в отчётливо различной степени в зависимости от направления деятельности, в которую вовлечён данный индивид.

Обратная корреляция осознаваемости с компетентностью.  То есть, чем выше уровень компетентности индивида в определённой сфере, тем выше уровень его осознания своего и чужого долбоебизма, проявляемого или ранее проявленного в деятельности, сопряжённой с этой сферой. И наоборот, незамутнённый феерический долбоёб беззастенчиво нажимает на кнопку, вызывает Чернобыль, и нисколько не смущаясь произносит незабвенное Карлсоновское “пустяки, дело житейское!”

Теперь перечислим свойства, которых статья не касалась, потому что это свойства не просто Долбоебизма, а Продвинутого Долбоебизма, обладателя которого мы будем называть Продвинутый Долбоёб.

Внешнеобвиняющий тип реакции на собственные ошибки.  Например, долбоёб бульдозерист, раскатывая по территории, по ходу сносит бульдозером будку дозиметриста с приборами. И на вопрос “ты блять мудило куда смотрел?” невозмутимо отвечает: “а нахуя её тут поставили?!!”

Лёгкое и беспечное перекладывание ответственности на других без попытки осознать размеры ущерба.  Нажал на кнопку, вызывал мелтдаун размером в десять Чернобылей. Реакция: “Да хуйня!  Пацаны всё разрулят!”

Хитрость и пронырливость. Особо неприятное свойство, когда индивид является полным долбоёбом в науке или медицине или инженерии или иной профессии, но при этом талантливым манипулятором людьми с полным отсутствием морали. Такой хитрый и аморальный долбоёб легко пробирается в большое начальство, изображает бурную и успешную деятельность перед вышестоящим руководством, старается выслужиться чужими руками и головами, обещая высшему руководству не обещуемое и подставляя под удар специалистов, ломая их карьеру и судьбы.

Гордая и самоуверенная необучаемость. Долбоёба невозможно научить осознавать свой профессиональный долбоебизм. Ему можно устраивать разнообразные трейнинги и курсы повышения квалификакции, которые нисколько не повышают его уровня владения профессией. Зато они резко повышают самооценку, с каждым дипломом в золотой рамочке, которые вывешивается на стенке рабочего кабинета. Особенно способствует этому купленная или выжуленная учёная степень. Кто ни разу не видел кафедры, на которой профессор, зав кафедрой – цветущий долбоёб, поднимите руки.

Инстинктивное владение обезьяньей политикой. Продвинутый долбоёб чрезвычайно анизотропен. Он совершенный долбоёб как человек мыслящий, как профессионал, но он абсолютно дьявольски успешен как обезьяна, которая чётко и уверенно откликается на обезьяньи рефлексы других членов стаи и крайне результативно использует их в своих интересах, совершенно не осознавая, что он применяет сложные стратегии. Он действует на чистых инстинктах, и эти инстинкты результативно работают. Осознать эти механизмы невозможно, и поэтому многие умные люди не понимают, как на таком ответственном и важном месте оказался такой долбоёб. Противостоять такому долбоёбу может только спецура, которая изучает и осознанно использует данные инстинкты. Причём во глве такой спецуры всё равно стоят супердолбоёбы с суперинстинктами, у которых тоже нет осознания и рефлекции своей деятельности, а есть крайне эффективные, отточенные и отполированные деятельностью врождённые инстинкты.

Если я что то из механизмов забыл или упустил, добавьте в комменты.

Про киргизящих нигеров и обгон Америки Китаем

Оригинал моего ответа на Спайделле можно увидеть здесь. Не знаю, как поведут себя местные мудераторы, поэтому делаю репост моего комма у себя.


Я живу в США с прошлого века и чуток изучил здешний менталитет. Чуйка мне подсказывает, что нигерам не мешают киргизить, потому что полицию и войска придерживают по своим каналам глобалисты из властных верхов. Глобалистский истеблишмент снимает колониальную ренту отнюдь не демонстрацией силы через военные базы, а демонстрацией морального и организационного превосходства через экспорт и популяризацию в мире принципов американской демократии и американского образа жизни, то есть, американских идеалов, культурных ценностей, стандартов потребления и связанных с ними идеологем – возможно примитивных, возможно наивных, но зато простых, доходчивых и притягательных для простого человека.

Трамп давит на губернаторов штатов, чтобы они разрешили ввести федеральные войска, которые могут подавить бунты и остановить мародёрство in no time. Трамп – изоляционист, для него главное – это своя родная страна. Губеры-демократы – исповедуют глобалистские ценности. Они понимают, что в мире никто не скажет “войска расстреляли грабителей-мародёров и спасли мирное население от беспредела”. Сухой остаток от наведения порядка будет молва по всему миру “войска в США расстреляли собственное население из-за цвета его кожи”.

Как тот новозеландец Джон: когда я распахал самое большое поле в стране, никто не сказал что я самый крутой фермер… Когда я построил самый крутой коровник, никто не сказал что я самый крутой строитель. Но! Когда я по большой пьяни выебал овцу… !!!!! Короче, ты аналогию уловил, да?

А это значит – полная потеря реноме страны во всём мире, это потеря идеологического и морального превосходства, это потеря мирового политического и экономического присутствия, это потеря колониальной ренты практически навсегда. Пограбленные бизнесы застрахованы и получат компенсацию. Счёт убитым идёт на единицы, так что всё нормально, no harm no foul. Плюс – нигеры, которым дали пограбить, будут в благодарность голосовать за демократов. Голоса электората, как и деньги – не пахнут. Даже если это голоса вонючих нигеров с помойки.

Теперь про переход мирового “правильного хода” к Китаю. У Саддама Хусейна и его присных главные враги были кто? Американцы. При этом его сыновья – Удай и Кусай[папу за хуй] имели дома американские комиксы, джинсы, кока-колу, фильмы, оружие, автомобили, музыку. По сути – вражеские. Потому что Америка – это идеологическая икона жизненных стандартов, массовой культуры, показного потребления, рецептов счастья. Российская вата может ненавидеть США совершенно искренне, но при этом вдрызг любить и носить и джынсы, и айфончики, и пользоваться американским Интернетом, и ездить на форд-фокусе, и смотреть кина про Индиану Джонса и Терминатора. Но больше всего любят в РФ всё таки американские доллары. Любят до такой степени, что искренне считают их своими родными российскими баксами. Которые конечно же круче деревянненькой валюты. Американскому доллару скоро пиздец, да. А нашему российскому баксу ничего не сделается, надо пойти в обменник и прикупить ещё. Простим инвалидам умственного развития такую несогласованность в мировоззрении.

Но дело в том, что неоспоримое преимущество в лидерстве имеет та страна, которая создаёт жизненные идеалы, а не та, которая демонстрирует ершыстый характер пацана с раёна и грубую силу как РФ, и не та которая демонстрирует экономическое могущество как Китай. Пока весь мир носит джынсы, листает комиксы, ездит на Теслах, смотрит фильмы про Терминатора, Форреста Гампа Чака Норриса и Элизабет Тейлор, слушает Эллу Фитцджеральд и Фрэнка Синатру, выкладывает фотографии котиков на Фэйсбук и Тиндер, и говорит Окэй, Упс, Фак, Вау и прочие наши любимые словечки, у меня нет опасений за нашу страну. На чьих бы заводах не производились ништяки для потребителя, они всё равно будут производиться по нашим лекалам, и нести на себе печать нашей массовой культуры. И придумывать их будет не Дзынь Пинь, а Илон Маск и ему подобные.

Вот когда иконой жизненного счастья, стандартов потребления и массовой культуры станут Дзынь Пинь и Сяо Ляо, когда целые толпы народу будут учить китайский язык и стоят в очереди за гринкартой в Китай, когда весь мир начнёт пить не Колу, а фирменный китайский кумыс из улиток и закусывать не биг-маком, а бутербродом с крысой или жареными летучими мышами, тогда мы вернёмся к этому разговору.

 

Ещё из утерянного старинного: Дефолт как рукотворный пиздец

Меня всегда удивлял финансово-экономический язык. Бюджет, бонды, доходность, облигации, кредитный рейтинг, инвесторы, инвестиционный климат, рейтинговые агентства, биржи, котировки, биржевые индексы и так далее. Давайте отвлечёмся на секундочку от неадекватного финансового слэнга и поговорим о вещах простым посконным языком.
Итак, правительство какой-то страны хочет потратить в течение такого то срока столько то бабок. выплачивая зарплату чиновникам, строя себе новые резиденции, фуршеты, представительские яхты и закрытые пляжи. А ещё надо платить пенсии и зарплаты бюджетникам, всяким там учителям, соцработникам и прочей мелкой нищебродной хуете.
Но в стране столько налогов собрать нельзя, а напечатать бабок дополнительно смысла нет, потому что количество ништяков в стране от этого никак не вырастет. Например, чиновники хотят выпить за 4 года не менее 17 миллионов бутылок выдержанного вина и скушать 15 тыс. тонн жырных маслин. Можно напечатать целый террикон греческих тугриков, но количество вина и маслин от этого не увеличится. Значит, нужно занимать баблосы за рубежом, чтобы купить за эти баблосы недостающее бухло и закусь к нему.
Соседи очень рады одолжить бабки. Ведь дать соседу в долг – это значит возможность нажиться на соседе. Кто же такое упустит. И вот правительство под мудрым руководством Папы Константину срочно печатает облигации, то есть бумажки, на которых написано под какой процент взят долг и как он будет возвращаться, плюс соответствующие гарантии от имени народа своей страны и получает под эти бумажки в долг недостающее бабло. Покупатели облигаций начинают фкусно стричь купончики, хотя пока что к ним возвращаются в виде процентов лишь те бабки, которые они сами дали в долг.
Как же расходуется одолженное бабло? Один поток из одолженной суммы, как уже было сказано, начинает возвращатсья к держателям облигаций в виде процентов, которыми обслуживается долг. Это грустная часть долга. А как же расходуется его весёлая часть, на которую можно купить чего хошь?
Допустим, на весёлую часть долга купили бы станков и автоматических линий, наняли иностранных специалистов, обучили местный персонал, наладили выпуск новых ништяков, распахали новые земли или улучшили севооборот на старых или стали сеять и сажать более выготные культуры или уменьшили потери при обработки и хранении или всё вышесказанное понемногу. То есть, местных ништяков стало больше, экономика наращивает обороты, можно собирать больше налогов в единицу времени, страна начинает испытывать напряг с денежной наличностью, которой начинает не хватать на покрытие всех операций с ништяками, и госбанк несколько раз осторожно подпечатывает новые хрустящие бабки. Есть из чего отдать долги соседям, есть на что хавать самим.
Тем временем у соседей начинается некоторый дефицит с вином и маслинами. Но есть полученные в виде процентов бабки. Эти бабки плюс внутренние резервы вкладываются в создание новых рабочих мест для того чтобы произвести дополнительное бухло и закусь, не только для себя но и для соседа. Бормотушку с закуской отправляют за бугор, но оттуда взамен ничего не присылают кроме процентов, которые оседают на чьих-то банковских счетах. Ну и что, страна привыкает работать на себя и на соседа, при нынешней производительности труда это пустяки, только в кайф.
Держатели же облигаций потирают ручонки в ожыдании уплаты долга вместе с процентами. Пока что они как уже говорилось просто получают назад то что дали в долг но надеются получить сверх того в несколько раз больше, иначе ради чего всё это затевалось.
Но вот беда – на весёлую часть долга не купили ни станков, ни другого оборудования, ни землю не распахали, ни севооборот не улучшили, а просто взяли и бездарно пробухали, проебали и просрали все выданные в долг бабки. Ну а чё, жызнь она же короткая и тратить её на длительное и болезненное создание новых материальных благ крайне неразумно. Жыть надо так чтобы было всё по кайфу.
И вот наступает момент когда все выданные в долг бабки ушли к кредиторам в виде процентов, а своих бабок как не было так и нет, потому что все кайфовали и никто ничего не делал. И тогда рейтинговое агентство смотрит на эту безрадостную картину и изрекает: граждане кредиторы! по облигациям этого правительства вам ничего не светит, потому что это не правительство, а полное фуфло. Кстати, и граждане точно такие же волоёбы как и правительство.
Итак, бабки, выданные в долг, бесславно закончились, а долг остался, и проценты по нему надо платить. А где взять на это денег? Ясен пень, раз своих нет, значит надо ещё у кого то занять, чтобы выплатить тем, кому уже должен. Но эти кто-то, они же тоже не дураки. Они тоже газеты читают, и кредитные рейтинги знают. Поэтому бабок в долг они уже не дают. И тогда начинают говорить о нежелании инвесторов инвестировать в определённые страны. И как то это очень сложно и аполитично звучит, а на самом деле это примерно как ты или я не будем одалживать соседу-синяку сто баксов до получки, потому что все знают что получает он регулярно только люлей, а денег не видел уже лет пять.
И вот, не получив очередной долг, всё прожравшее правительство объявляет дефолт. То бишь, банкротство. То есть, честно объявляет всем: бабок нету, кончились. И не предвидится. В ответ начинается страшный кипиш. Все те, кто надеялся на барышы с чужого долга, имеют финансовые планы, куда вложить эти бабки, чтобы они делали ещё бабки. А теперь этих бабок больше нет, а значит эти финансовые планы рушатся. А раз рушатся эти финансовые планы значит рушаться и ещё чьи-то финансовые планы. Ведь деньги в экономике так просто не лежат, они очень плотно вкладываются и крутятся постоянно. И если где-то в пятимиллионном плане неожиданно пропал ожидавшийся к такому то времени миллион, это значит что все пять миллионов уже не работают и не сделают за определённое время ещё одного миллиона, который тоже не будет вложен во что-то ещё.
Таким образом дефолт мультиплицируется и возникает цепная реакция в промышленно-финансовой сфере, а вокруг неё тут же снежным комом нарастает паника. Валюты и котировки падают, и вся мировая экономика испытывает шок. Плюс к тому те производители вина и маслин, которые работали на разорившегося соседа, внезапно оказываются без рынка сбыта, потому что соседу больше нечем платить. Хотя раньше от соседа не поступало никаких ништяков, а только бумажки, благодаря этим бумажкам виноделы и маслиноводы имели работу, они покупали мясо, ботинки и велосипеды, ходили в кино. А теперь у них нет бабок, и мясники, обувщики и владельцы кинотеатров тоже потеряли бабки. И опять цепная реакция, опять мультипликация ущерба. Когда только в одном звене системы нечем платить, через короткое время нечем платить уже во всех связанных с этим звеном звеньях системы, а они по сути все взаимосвязаны. Итак, страна, кормившая соседа, входит в экономический кризис. Экономика работает, ништяки производятся, но вдруг кому-то в этой системы стало нечем платить. В результате стопорится раздача ништяков, а вслед за раздачей и само их производство. Если ништяки перестать производить даже на короткое время, разрушается технологический и экономический цикл, и восстановить производство без больших потерь уже невозможно. А иногда невозможно уже и вообще.
Таким образом, мы выяснили что самой дефектной подсистемой в экономике является не производство, а товарообмен и распределение, основанные на деньгах. Именно они ломаются постоянно и убивают производство.
Представим себе такую гипотетическую картину: Люди забыли вообще про деньги, долги и так далее. Они живут и работают точно так же, но денег больше нет. Люди заправляются на заправках, в заправки бензовозы льют бензин, в кафе поедаются круассаны и запиваются кофеём, в магазинах разбираются польта и шляпы, всё обычным порядком и в обычных количествах. Денег же нет совсем. Маслины и вино отгружаются соседям, а те взамен вообще ничего, как и всегда. Периодически люди собираются вместе чтобы заложить новый завод или птицеферму, под которую никто не брал кредитов, и тем кто это закладывал тоже ничего не заплатили, но они как и все пошли и выпили свой кофе с круассанами и надели свежую рубашку и галстук, взятый как обычно в магазине, тоже без денег.
Итак, люди позабыли про деньги, никто никому ничего не должен в этом гипотетическом мире, всё вертится и крутится, и самое главное – что ленивых соседушек в этой схеме потчуют халявным вином с жырными маслинами неограниченно долгое время без видимого ущерба.
Таким образом становится очевидно, что не дефицит производства ништяков является слабым звеном в мировой экономике. Слабым звеном является оформленная в виде финансовых документов гарантия получения экстра жырных ништяков теми немногочисленными людьми, которые организуют товарно-денежные потоки в экономике. Как только эта гарантия нарушается, и у этих людей возникают проблемы с получением экстра ништяков, они немедленно сворачивают становящуюся убыточной деловую активность чтобы минимизировать собственные потери.
Но дело в том, что эта свёрнутая деловая активность убыточна только для экстражырных ништяков экстра жырных людей. А для остальных – это нормальная активность, благодаря которой они пьют свой ежедневный кофе с круассанами и надевают свежую рубашку.
Другими словами, экономика капитализма крайне уязвима потому что её управление завязано на необходимость получения экстра жырных барышей небольшой группой экстра жырных людей, и по сути вся экономика выстроена и заточена под интересы этих людей. Как только их интересы сталкиваются или испытывают какие то угрозы, так вся экономика заваливается как карточный домик.
Альтернативой является только национализация экономики, запрет частного предпринимательства и передача всех средств производства под контроль правительства. Тогда экстра жырные люди все перебегут в правительство, захапают все ништяки, а население будет сосать гарантированный правительством хуй на завтрак, обед и ужын, и ездить в Москву за колбасой и сливочным маслицем, как это было в приснопамятном СССР.
Третьей альтернативы, чтобы и ни так и ни так, пока ещё не придумали, если не считать райских кущей, в которые почему то никто особо не спешит.

Из старинного. Инфузория.

Текст был утрачен на годы, а сегодня случайно найден на просторах интырнета. Актуальности не потерял, поэтому выкладываю сюда.


July 27th, 2010

Инфузория

Это такой одноклеточный организм. Одна клетка отвечает и за локомоцию, то есть движение тела, и за пищеварение, и за восприятие внешних раздражителей, и за всё остальное.

О чём думает инфузория туфелька, сидя под микроскопом в капле грязной водицы? Думает ли она о том, что эволюция не остановилась на одноклеточных и пошла дальше? Что появились многоклеточные организмы, ольфакторный нерв и обоняние – древнейший и самый примитивный орган чувств, который всё же неизмеримо более совершенен чем у инфузории, которая ощущает мир единственной клеточкой. Что вслед за обонянием и вкусом появился слух, а самым последним появилось цветное бинокулярное зрение.

Думает ли инфузория о том, что эволюция не стоит на месте, и что в будущем могут появиться ещё более совершенные органы чувств, о которых не могут мыслить даже обладатели цветного зрения. Ведь для того чтобы мыслить о чём то надо это что-то сперва представить в ощущениях. Можно ли мыслить об окружности, не будучи в состоянии представлять её себе зрительно? Не видев ни разу окружности, можно мыслить только об алгебраическом концепте, символизирующем окружность, но не о том, как она выглядит.

Строит ли инфузория планы на будущее? Может ли она вообразить, что существо, наблюдающее её в микроскоп, строит планы по дальнейшему изучению инфузории и заполняет форму, запрашивая необходимые фонды на исследование? Знает ли она, что это существо умеет планировать свои действия благодаря такому образованию как неокортекс, конкретно, фронтальная кора?

Инфузория живёт единым мигом. Она не умеет прогнозировать будущее, не умеет строить планы, не умеет мыслить наперёд, не умеет вспоминать прошлое и приобретать опыт.

А человек умеет?

Пытается ли человек использовать все свои мощнейшие биологические ресурсы чтобы непрерывно получать знания, развивать свои способности, направлять все усилия на то чтобы помочь эволюционному процессу усовершенствовать человеческий организм, снабдить его новыми сверхмощными органами чувств, которые сделают сложнейшие мысли простыми представлениями, которые сделают трудный и долгий мыслительный процесс лёгким, эффективным и невыразимо приятным?

Думает ли человек о собственном “Я” и о том, как это “Я” соотносится с его физическим телом? Как извлечь собственную личность и опыт из материального тела, сохранить и перенести на новое более совершенно тело?

Думает ли человек, соединивший в сеть вычислительные машины, о соединении в единую сеть мыслей всех представителей своей породы? О прямом обмене через эту сеть не только мыслями, но и чувствами и представлениями?

Нет! Ни о чём таком человек не думает. Он думает о том как бы поесть, чаще всего не из за голода, а чтобы развлечь себя, позаниматься сексом не для продления рода а для приятных ощущений. Он гоняется за за самыми лёгкими острыми и пикантными ощущениями, вызываемыми не согласованной работой мысли и органов чувств, а химическими веществами. Он убивает и калечит себе подобных, если они мешают ему добиваться этих ощущений. Он воображает себя царём природы, но при этом ничем не отличается от инфузории.

У человека и у инфузории совершенно одинаковый смысл жизни: жить текущим мигом и стараться получать приятные ощущения и избегать неприятных.

Поэтому человек совсем не думает о том, кто наблюдает за ним через микроскоп, и не пытается ничего изменить так, чтобы наблюдать за ним дальше было интересно и не противно.

Если бы он пытался это делать, если бы он настойчиво и аккуратно использовал все ресурсы для самосовершенствования, у него был бы шанс.

Но человек не улучшает свою породу, а лишь методично её ухудшает. Человек использовал все свои биологические преимущества не для того чтобы ускорить эволюцию и помочь её развитию, а для того чтобы застопорить её на месте.

Поэтому человек-инфузория не должен клясть богов, огорчаться и смертельно пугаться, когда тот, кто смотрит на него в микроскоп, исчерпает программу исследований, после чего возьмёт предметное стёклышко с нанесённым на него мазком, в котором плавает наша Вселенная, и небрежно кинет его в сухожаровой шкаф.

Вот и всё, дорогая инфузория на двух ногах. Если ты поняла что-нибудь из этой притчи, дай знать, моргни ресничками, пошевели ложноножками.

 

Из ранее неопубликованного: Об ограниченности ума и необратимости времени

Человеческий ум жёстко ограничен временем, лимитом ресурсов, и отсутствием универсальности. Есть предел человеческим удовольствиям и наслаждениям. Попытка прорваться через этот барьер выжигает хардвер – то есть человеческий мозг – и ведёт к его разрушению и смерти.

Точно так же человеческий ум ограничен в его восприятии, и в эмоциях, и в мысли…

Какие эстетические ощущения испытывает дождевой червяк? Что он думает? А человек может быть гораздо менее червяка по сравнению с более совершенными существами, которые без сомнения обитают где то в необъятной Вселенной…

Ограниченность человеческих реакций – своеобычность каждого, наличие индивидуального характера, приспособление к этому характеру, создание комфортных взаимоотношений между людьми требует времени на поиск правильных партнёров, на выработки привычки и привязанности друг к другу. В этом проявляется необратимость времени, уникальность событий, невозможность восполнить потерю, когда человек уходит из жизни. Уникальность, неповторимость жизненных событий.

А если отбросить и эти ограничения, и представить что любой человек обладает универсальными качествами и может одинаково успешно быть родителем любого ребенка, любовником или любовницей любого другого человека, или его другом, и все люди одинаковы и взаимозаменяемы, и не нужно никакого времени чтобы создать индивидуальную привычку друг к другу, а человек настолько развит, что обладает всеми нужными реакциями чтобы приспособиться моментально к любому другому и чувствовать себя комфортно с первой секунды общения любой степени глубины и интимности. И эта нескованность в ресурсах, эта широта и мгновенность реакции отменяет психологическую необратимость времени, за исключенем, конечно, тех изменений, которые связан с физиологическим старением организма.

Когда ты был маленький и видел всё так ясно и предельно чётко, а потом нужны диоптрии, и всё стало расплывчато, но вот надел очки и поразился, что несколько лет ходил, и всё расплывалось в глазах. Где было то самое предельно чёткое зрение? Зрение, которого не было, потому что субъективный процесс зрительного восприятия был разобщён с обеспечивающим его материальным механизмом.

А теперь представим себе, что есть некое устройство, которое может делать тебе зрительные ощущения прямо в твоём сознании, минуя твои глаза, мозг и вообще всё тело. Представим себе, что ты умер, твоё тело сожгли в крематории, но это устройство вдруг заработало, и ты видишь радугу, которую тебе оно показывает.

Другими словами, где-то, в какой-то сфере существует содержание твоего сознания, которое не пусто, потому что они запитывается от проводника – твоего тела, которое снабжает твоё сознание отражением событий, происходящих там, где находится твоё тело, и которые фиксируются органами чувств, которыми это тело снабжено. Но когда ты спишь, то содержание твоего сознания запитывается уже не от отражения внешних событий, а от комбинации прошлых событий, которые представляются тебе в виде снов.

Представим себе что это устройство может проникнуть в ту сферу, где находятся твои мысли, оно может сделать тебе мысли, и ты будешь думать, что ты их думаешь сам, а никакого устройства нет.

Религия не может, не должна делать приводить человека к пассивности. То есть, если ты веришь, что твою душу может спасти добродетельный бог, можешь продолжать в это верить. Но если ты и сам можешь приложить к этому некоторые усилия и попытаться внести свою лепту в развитие цивилизации, которая сможет воскрешать сознание умерших людей, то почему бы и не помочь господу-богу?

Тем более, добродетельный бог будет только рад и вероятно поспособствует как может. А если он от этого придёт в ярость, то это плохой бог, вредний, и тебе в него верить не нужно.

А может быть, бог создал тебя как заготовку для дальнейшего саморазвития, и внимательно наблюдает, когда ты, человечество то есть, достигнешь и мудрости, и позволительного мудрому бессмертия?

Если посмотреть на структуру занятости в обществе, то очевидно, что научными и техническими инновациями занят крайне тонкий слой людей. В производстве тоже работает незначительная часть населения, а все остальные занимаются хуй знает чем – подсчётом, учётом, охраной, всякого рода развлечениями, услугами, без которых можно обойтись.

…оказания услуг той части населения, которая и сама по себе даже без этих лишних затрат никому не нужна – типа всяких уродов, недоносков и безнадёжно больных и слабоумных, которых надо безболезненно и цивилизованно эвтаназировать.

Ибо дурное семя, произрастающее без помех, и культивируемое со вниманием и любовью, непременно отблагодарит землероба, оплодотворив и испортив доброе семя. И через немногое время доброе семя будет истреблено дурным.

Тогда поймёшь, что любовь должна быть не всеядна, а избирательна, что любовь – это жестокое умение отсекать недостойное от достойного, а умирающее и гниющее – от растущего, преодолевая сопротивление и боль. Дабы достойное и юное росло и процветало, а недостойное  и гниющее не заглушало его рост. Но что пользы, если достойное уже погибло от твоей недостойной любви?

Из старинного, никогда не опубликованного: О старении и смерти

…хотя если бы человек был просто смертен, но при этом не подвластен старости и болезням, он просто не нуждался бы в религии… Ибо до самого последнего момента своей жизни он мог бы наслаждаться своим сильным и здоровым телом, и смерть заставала бы его внезапно и мгновенно, со счастливой улыбкой на молодых устах.

Но к сожалению процесс старения растягивается на годы, начинается исподволь незаметно, чем дальше тем больше человек применяет медикаментов, косметики, прибегает к хирургической помощи, использует специальные устройства, которые компенсируют ослабленные и отсутствующие функции организма и дают возможность жить с большим комфортом.

На каком то этапе неизбежно обнаруживатся, что дальнейшее продолжение жизни данного человека требует вложения в поддержание его комфортной жизни средств, по стоимости намного превышающих стоимость, созданную этим человеком в течение всей его трудовой жизни. Для того чтобы человечество могло развиваться и прогрессировать, старый человек должен уйти из жизни раньше чем он без остатка проел, пропил и пролечил всё что он создал за свою жизнь.

Именно здесь, в добровольном уходе из жизни обездвиженных недееспособных маразматиков, обитателей комфортабельных больничных коек, самодвижущихся кресел с кислородными баллонами и искусственной подачей питательных веществ и витаминов в организм, кроется наиболее острая грань понимания того что индивид не есть высшая ценность, и его наслаждение жизнью не можнот рассматриваться как наивысшая цель, без рассмотрения вопроса о том, сколько это стоит обществу, и оплачена ли эта стоимость всем предыдущим трудом данного индивида.

Уходить из жизни без желания – это очень тяжёлый процесс. Поэтому желание уйти из жизни вовремя и с честью должно воспитываться в человеке с самого рождения, и именно здесь должно проявлять себя религиозное воспитание. Совершенная религия, помимо прочих вещей, должна непременно учить человека тому что его появление на этом свете не единственное, не первое и не последнее, что его ждёт после этой жизни бесконечное множество иных воплощений, в которых он сможет встретиться с душами своих близких и узнать их в следующей жизни.

К сожалению, в обществе потребления напрочь утеряна вера во всё духовное, в то, что нельзя увидеть на прилавке магазина, потрогать, пощупать и купить в долг по кредитной карте. Люди эпохи потребления отчаянно цепляются за своё право потреблять, они не хотят прекратить процесса потребления даже когда они не в силах обслужить себя, вспомнить своё имя, подняться с больничной койке и самостоятельно оправить естественные потребности.

В госпитале, едва выйдя из комы, пациент чаще всего спрашивает не будет ли оно жить нормальной жизнью, а колу и чипсы. Пока можно хрустеть чипсиками, прихлёбывая колу, жизнь можно считать нормальной даже на больничной койке со шлангами, воткнутыми в тело.

Учитывая возросшие возможности медицины по продлению жизни и всё уменьшающуюся рождаемость в развитых странах, можно ожидать уже через десяток лет громадного увеличения доли в обществе старых и больных людей, неспособных обслуживать себя, и обществу придётся либо не заниматься ничем другим кроме как поддержанием их жизни, либо вводить закон о принудительной эвтаназии по решению суда чтобы хоть как то разгрузить бюджет, либо дождаться стихийного бунта разъяренных молодых потребителей, которые пройдутся как торнадо по многочисленным интернатам и клиникам и будут резать, стрелять и выкидывать из окон вместе с кроватями и колясками конкурентов в потребительской гонке, которым давно настала пора сойти с дистанции.

Чтобы избежать этой песрпективы, массовая религия будущего должна обратить самое серьезное внимание на ограничение срока жизни каждого человека только тем периодом, когда он способен работать и приносить пользу плюс те годы, которые этот человек купил себе, отложив на этот случай определённую сумму. Сколько откладывать – это решать самому индивиду. Он может захотеть пожить поменьше, но более насыщенно, и не откладывать ничего, а может отказывать себе во много, чтобы отложить побольше, прожить подольше и больше на своём веку увидеть.

Но в какой то момент человек должен быть готов к тому чтобы сделать свой последний вздох, и этот вздох не должен быть отягощён обидой, завистью к тем, кто остаётся жить после него, страхом, сомнениями и другими суетными вещами. Подобно великому Мигелю Сервантесу должен каждый промолвить напоследок: “Простите радости, простите забавы, простите весёлые друзья. Я умираю с надеждой на скорую и радостную встречу в мире ином.” (цитирую по памяти).

Но чтобы сказать эту простые слова, и чтобы верить в сказанное без тени сомнения, человек должен прожить другую – совсем другую жизнь, чем ту позорную и мелочную жизнь, которой нас с вами заставляют жить страх, суеверие, отсутствие простой человеческой гордости и желания развеять окружающую нас ложь и оглядеться вокруг.

Если мы не может прожить жизнь достойно, то можем ли мы уйти из этой жизни вовремя и с честью?

Из старинного, никогда не опубликованного: Второй исторический подгон. Тертуллиан.

2. Второй исторический подгон. Тертуллиан.

…ибо не можем мы начать возводить стены и купол новой религиозной концепции, пока не заложим для неё мощный и надёжный фундамент…

Единственным возможным фундаментом для веры является разум. Альтернатив ему нет, и быть не может. Разум и вера являются важнейшими блоками, из которых выстроен величественный храм человеческого духа. Не может быть разума без веры, и не может быть веры без разума. Оторванные друг от друга, обе эти духовные сущности теряют свой смысл.

Наличие интеллекта и всех производных над ним – труда, сложной социальной организации, культуры, науки, всей цивилизации – это то единственное качество, которые выделяет человека как совершенно уникальное животное из всего класса млекопитающих.

Если человеческий интеллект неожиданно исчезнет, то что останется тогда от человека? Злобная безволосая вонючая обезьяна, которая массово вымрет всего за несколько месяцев. Именно это нам и предлагают:

Надо веровать и стать безумным, чтобы быть мудрым (1 Кор. 3, 18). Иначе мир своей бетонной логикой раздавит твою логичную веру, и твой дом рухнет, и разрушение его будет велико (см.: Лк. 6, 49).

Вот так, блять. “Благословен Господь, перепутавший мысли человеческие!” (с) Ткачёв.

Итак, что мы видим? А видим мы что еблан и долбоёб не может соединить свою вколоченную в семинарии веру с собственным скудным умишком, и решил так: за веру мне платят бабки, так что лучше перестать дружить с головой, чтобы сохранить доход и жить в мире и спокойствии. Хотя согласно его теории, надо его голым в Африку пустить – в компанию местных племён, которые разум ещё не преодолевали в виду отсутствия последнего.

Как говорят специалисты по вооружениям, нет страшнее оружия чем безбашенный танк (с). И этот танк ездит по истории христианства уже бездну веков. Зовётся этот танк Квинт Септимий Флорент Тертуллиан. Именно ему приписывают такие перлы как:

“Не можешь быть истинно мудрым если не покажешься безумным в глазах мира, веря тому, что мир именует безумием в Боге”.

И ещё фразочка:

“Я не нахожу лучшего предлога к посрамлению себя, как, презирая стыд, быть свято бесстыдным и счастливо безумным. Сын Божий был распят: я того не стыжусь, потому что как будто бы надобно стыдиться. Сын Божий умер: надлежит тому верить, потому что разум мой возмущается против этого. Он восстал из гроба, в котором был положен: дело верное, потому что кажется невозможным”.

Историки богословия утверждают, что именно этот пассаж Тертуллиана был впоследствии перефразирован в жуткий демотиватор ставший легендарным афоризм: “Верую, ибо абсурдно”.

Очевидно, что идея презрения к таким человеческим качествам как стыд и разум ради якобы восприятия чего-то сверхъестественного божественного исключительно вредна. Ведь человек, отринувший от себя стыд и разум – это чудовище, способное на всё. Но клерикальным иерархам это выгодно, потому что такой подход позволяет им манипулировать человеческим сознанием, совершать без стыда и сожаления тягчайшие деяния и не испытывать раскаяния, а в случае когда их застукают и призовут к ответу, раскаяться, поплакать и объяснить свои преступления помрачением рассудка, вызванным профессиональной деятельностью.

В секулярной среде человека, который напрочь отбросил и разум, и стыд, характеризуют кратко и убийственно: “Охуел до святости”.

Тертуллиан положил начало отвратительной подмене понятий, завершившейся изгнанием из разумного обихода нормального представления о святом, святость которого основана на ясном уме, многомудрости, скромности, терпении и терпимости, требовательности к себе и разумной вере, не вступающей в противоречие со здравым смыслом и рассудком — и подмене его впавшим в экстаз охуевшим жывотным, отбросившим стыд, пренебрегающим здравым смыслом, открыто и бесстыдно эксплуатирующим паству, прикрываясь церковным саном.

Отбросив стыд и разум, можно делать многое: сжигать на кострах людей, топить гугенотов в Сене, прибыльно торговать отпущением грехов, запрещать нормальным мужикам ебать баб и вместо это ебать мальчиков в шоколадный глаз – и многое другое чем славится католическая церковь.

Вера непременно должна быть разумна, чтобы удерживать человека от зла, а не подталкивать его к нему, отвергая разум и стыд. Более того, вера должна помогать человеку сохранять Разум. Только тогда есть какая-то гарантия для человечества выжить физически, не говоря уже о том чтобы спасти свою душу в мире ином.

Ведь что есть у человека кроме разума? Если отринуть разум, то ведь собственно и спасать человеку уже нечего, ибо без разума от души ничего не остаётся – только низшие эмоции, не отличающиеся от таковых у животных.

Тертуллиан пробил в общественном сознании дыру в преисподнюю. Через эту страшную пробоину в трюмы корабля цивилизации непрерывно хлещет тяжёлая вода мракобесия и самого страшного вида безумия – добровольного безумия.

Необходимо прекратить отплясывать вокруг этой дыры шаманские пляски с бубном, а собраться с силами и заткнуть её раз и навсегда. Заткнуть накрепко не только дыру, но и тех, кто сытно кормится вокруг этой дыры, оболванивая обывателей, лишая их разума и стыда, и наживая на этом лёгкие и бесстыдные деньги.

Идея жертвы в новой религии – разумная жертва. Избавление от уродов, отнятие жизни у тех, кому природа не дала полной жизни, а никак не наоборот – принесения в жертву полноты жизни и даже самой жизни добропорядочных и разумных людей ради процветания уродов.

У религии есть две сильных стороны:

  1. Религия является одним из наиболее мощных средств воздействия на психику человека и его поведение.

  2. Религия даёт человеку чувство защищенности перед такими пугающими явлениями как тяжелая болезнь, старение и смерть.

Но у современных религий есть множество слабых сторон.

  1. Религиозные догмы противоречат научным теориям и вызывают у приверженцев научной истины отрицательное отношение к религии, а у религиозных людей – негативное отношение к науке.

  2. Различные религии плохо уживается между собой и вызывают конфликты и религиозные войны.

  3. Религия совершенно необосновано расходует силы, время и материальные ресурсы людей на отправление культа и выполнение ритуалов.

  4. Религия обращается к подсознанию человека, к его эмоциям, но совершенно игнорирует человеческий интеллект в виду того что религиозные догмы противоречат не только научным данным, но зачастую и здравому смыслу.

  5. Религиозные идеи часто используются с целью манипулирования людьми для чьей-то персональной выгоды.

Религиозным процессом в обществе должен управлять не лидер, но процедура.

Необходимо исключить ритуалы и культ и заменить их рациональными действиями.

Идеология необходима прежде всего для поддержания высокого морального уровня элиты.

Идеология не должна выдыхаться, теряться, размываться, чтобы элита не расслаблялась и не гнила. Идеология должна передаваться через поколения без ереси и искажений.

Ни в коему случае нельзя допускать дробления на секты.

Религия не является религией если она не в силах запретить производство и потребление предметов роскоши, запретить статусное потребление, и строжайшим образом установить верхние границы индивидуального потребления. Религия – это прежде всего учение о скромности, преодолевающей потенциальные физические возможности, как о мере человеческого величия.

Что такое роскошь: это предмет, который изготовлен так чтобы не просто выполнять свою функцию, но и сообщать данные о социальном и финансовом статусе владельца данного предмета. Кроме того, предмет роскоши – это устройство, функциональные возможности которого выше тех, которые могут быть использованы в процессе практической эксплуатации данного устройства. Например, суперкар не может ездить по обычным дорогам на полной скорости, значит это предмет роскоши.

Любая игровая установка, в которой игровые действия не являются обучающими – предмет роскоши.

Необходимо различать постоянные сущности и временные явления, под них маскирующиеся. Так например, Маркс и его последователи посчитали, что у рабочего класса нет собственнического инстинкта только потому что его этой собственности лишили напрочь, и поэтому их коллективное поведение качественно иное чем поведение собственников, и таковым останется в любых условиях. На самом деле, поведение рабочих было продиктовано ситуацией, и при изменении ситуации оно соответственно и поменялось. Точно так же готовность христиан оставить свою рабской и нищую жизнь, полную унижений и переместиться в царствие небесное резко поубавилась, когда у них в жизни добавилось комфорта, свобод и всяческих прочих фривольностей.

Создание гармоничной личности и гармоничного общества требует цельного мировоззрения, свободного от неустранимых противоречий вызывающих внутриличностные и социальные конфликты.

Самым неприятным и опасным противоречием является противоречие между наукой и религией. Сама историческая нравственная допустимость создания религиозных верований, не согласующихся с действительными объективными знаниями о мире и с элементарной логикой, на которой зиждется любое знание, приводят к религиозному хаосу, который мешает развитию науки и вызывает религиозные конфликты.

Необходимо самым решительным и коренным образом раз и навсегда изменить нравственность человечества таким образом чтобы религиозные верования могли касаться только тех вопросов, на которые не в силах ответить современная наука, и чтобы религиозные верования и установки принципиально не противоречили объективным научным знаниям о мире.

Для исключения религиозных конфликтов необходимо создать всемирную организацию по кодификации единого стандарта религиозно-философских воззрений, и изменения этого стандарта по мере получения новых научных знаний.

При кодификации религиозной доктрины необходимо строго придерживаться следующего “золотого правила”: религиозная идея, то есть идея о бытии человеческой души, о вечности и о законах мироздания, о смысле бытия, должна быть выстроена так чтобы не вступать в противоречие с научным знанием о мире, а дополнять его самым красивым, оптимистичным и строгим образом, до какого в силах додуматься человеческая мысль.

Разумеется, при таком соотношении науки и религии значительно возрастает роль научной этики, которая должна неукоснительно поддерживаться на высочайшем уровне. Фальсификация научных знаний должна быть самым тяжёлым гражданским преступлением и самым тяжким грехом в религиозном понимании.

Ошибка Макса Вебера – дух капитализма и добросовестность не воспроизводятся капитализмом в мирской жизни как он предополагал.

Усложнение материальной среды и её возрастающая уязвимость для аварий, вызванных недобросовестной деятельностью и тем более для террористических атак, вызывает необходимость в защите. Это не только фильтрация человеческого материала, но и создание сильной религиозной морали, которая в сотоянии удержать человека от разрушительных действий.