Шаровая молния покаянного ниггеро-отсоса

Психология и поведение толпы в научном плане подобны шаровой молнии. Наука не имеет возможности их изучать. Чтобы какой-то объект изучать, надо сперва этот объект иметь. И не где-нибудь, а в лаборатории.

Но шаровые молнии где попало не валяются, и даже если где то и нашлась завалящая молния, никто не знает как её поймать и доставить в физическую лабораторию, не расхуячив её в процессе ловли и транспортировки.

Многие вещи, которые невозможно взять и притащить в лабораторию из дикой природы, можно только создать искусственно, и после этого уже изучать.

Но чтобы создать какую-то шнягу искусственно, нужно знать её устройство, а для этого её сперва надо долго изучать. А чтобы её изучать, нужно иметь эту шнягу в наличии. И ни где попало, а в лаборатории.

С ниггерами всё гораздо сложнее. В принципе, можно притащить в научную лабораторию ниггера. Можно заплатить ему бабок, и он прибежит сам. Но одного ниггера явно мало для того чтобы написать нормальный научный отчёт о том, чем мозг ниггера, его психология, поведение и прочие свойства отличаются от нормальных людей, и дать обоснованное научное заключение, можно ли превратить ниггеров в нормальных людей, и если это невозможно, то что можно с ними такое гуманное сделать, чтобы они не мешали нормальным людям нормально жить, и чтобы им самим понравилось.

Вот так и с ниггерами. Увидеть ниггера на улице или в магазине или ещё где нибудь гораздо легче чем увидеть шаровую молнию. Отличить ниггера от добропорядочного чернокожего американца, который похож на ниггера только цветом кожи, тоже можно без всяких затруднений.

 

Шаровая молния обычно возникает вследствие инициирующего удара обычной линейной молнии. Но линейные молнии бьют часто и повсюду, а шаровая молния возникает не часто, и только в каких-то особых случаях.

Массовые заёбы в мозгах, проявляющиесяся в виде  ебанатического поведения целой толпы людей, и даже, страшно сказать, целой страны, возникают совершеннейшим образом как шаровая молния.

Мы давно привыкли, что обычные линейные молнии в жизни человечества бьют регулярно каждый день и каждый час. Это всяческие аварии, несчастные случаи, катастрофы, катаклизмы, террористические акты, локальные войны с бомбёжками, ракетными обстрелами и жертвами.

Политические, экономические и идеологические молнии тоже сотрясают человечество с завидным постоянством – кого то травят всем интернетом, кто то совершает самоубийство, кто-то обвиняет кого то в изнасиловании в извращённой форме и требует суда и компенсации, кто то публикует чьи то компрометирующие фотографии в сети, кто то публично режет вены в прямом эфире. Помимо этого прыгают туда сюда котировки акций, курсы валют, принимаются новые законы и отменяются старые, создавая кучу острых проблем…

Цены на нефть поднялись! Цены на нефть упали! Опять поднялись! И целая толпа ёбаных спекулянтов и подсадных аналитиков визжат как недорезанные свиньи при каждом скачке.

Линейных молний хватает в избытке, и настоящих, и придуманных. Но шаровые молнии создают только некоторые из них, и поскольку механизм их создания до сих пор неизвестен, невозможно предугадать, когда она шарахнет с искорками так что светящийся мертвечиной бледный шар начнёт метаться по окрестностям, наводя ужас на аборигенов.

Шаровая молния Покаянного Ниггеропсихоза возникла в наших Соединённых До Безобразия Политкорректных Штатах когда белый коп слегка придушил коленкой обдолбанного чмошного ниггера, который пытался в магазине расплатиться за ништяки фальшивкой, дрался при задержании, и довольно скоро бы сдох сам по себе от типичных ниггерских болезней, вызванных тяжёлой ниггерской стезёй, как то, халявной социальной помощью и отсутствием необходимости работать.

Замечу вскользь, что профессиональная и социальная бездеятельность, вызванная перманентной халявой, ломает и опускает до дна и гноит в жидкую дрысню гораздо более цельных и крепких людей чем похуистическое чёрная обезьяна из ниггерского гетто.

Общеизвестно, что тупое косматое чернокожее жывотное, которое в любой федеральной тюрьме иначе как обезьяной и не погоняют, может быть человеком только в этой самой тюрьме, где его держат за обезьяну. И где ему приходится каждый день доказывать всем своим поведением, что оно не обезьяна, а человек.

Когда этому жывотному необходимо ежедневно и ежечасно бороться за жизнь, оно вынуждено вытаскивать из себя и проявлять нормальные человеческие качества, потому что на одних звериных замашках в тюрьме долго не протянешь.

Поэтому место ниггера – в тюрьме. На свободе имеет право ходить  только нормально социализированный афроамериканец, живущий своим трудом, исправно платящий налоги, и сам себя ниггером никогда не называющий.

Когда то предков этих зверушек, мамы и папы которых жили на дереве  и цеплялись хвостом за ветки, завезли в южные штаты и выдрессировали собирать хлопок. После определённой дрессировки они стали весьма походить на людей, за некоторым исключением.

Исключением была вовсе не расцветка кожи, и не вывороченные ноздри и губы, и не жёсткие курчавые волосы – к этим наворотам можно быстро привыкнуть и перестать замечать – а незамутнённое сознание дикого животного, которому хочется всё что кажется привлекательным, и которому при этом на всё похуй, ни ниибёт.

Учитывая вышеописанное нацыональное самосознание ниггеров, надо понимать, что если милосердные белые хозяева не будут усердно воспитывать их каждый день – убеждением, лаской, и пиздюлями – понуждая к работе и к сохранению некоторого подобия человеческого облика, то они этот облик немедленно потеряют и немедленно вернутся в изначальное дикарское состояние.

Киплинг не зря придумал стих про бремя белого человека. В нём как раз про это и написано, английским по белому.

превращается в медицынского и социального инвалида практически с самого детства.

Наркотики, алкоголь, полубандитский полуворовской образ жизни, свойственный не только чёрному, но и кое где и белому отребью, убивают не отдельные семьи и районы, а целую социальную страту, от которой правящие богатейчики из рафинированной американской элиты брезгливо откупаются деньгами среднего класса.

 

Пара слов про родину и родной дом

Короче, я сильно выпивши и за связность изложения не гарантирую. Но постараюсь донести потому что натрезвяк совсем другие мысли.

Я про свою жизнь нихуя не люблю рассказывать потому что в ней пока я не приехал в Америку нихуя хорошего не было. Вот тут меня камрады с беркемрушечки периодически зовут на родину. Ну, стебаются конечно, но хуй с ним, да? Они же просто обосрутся если над старым жыдом не постебаются на его же блоге, но опять таки хуй сним, правильно?

Я вам щас расскажу про родину. Короче, вот такой эпизод. Я уже живу в Москве а не в Рязани и нихуя никого не вижу. Ни пацанов с которыми играл на танцах, ни с которыми ездил в агитбригады с вокально блять инструментальным ансамблем, ни с которыми ходил слушать Арсенал когда он приезжал в Рязань с концертом. Ни с которыми пили тёплую водку из горла в какой то ебучей подворотне после репетиции потому что в ДК не разрешали приносить.

Вот я отучился в аспирантуре блять три года, приехал в Рязань навестить, а жил уже у жены бля у москвички. И уже прописан был там в Москве. И вот я блять приехал, иду с вокзала и ни одна сука не за руку не поздоровается, и обниматься не полезет. Куда подевались все друзья музыканты, хуй знает, и меня блять, клавишника которого весь Приокский блять посёлок знал и которым я песни пел и на танцах и на концертах, и все тёлки, которые на мне с визгом висли – нихуя! Все куда то поисчезали нахуй, никто меня не помнит, за три года я стал в родном посёлке чужой, как непришей к пизде рукав.

Одна только тётя Маша продавщица с молочного магазина, которая меня ещё пиздёнышем помнит, узнала по голосу по телефону. Позвонил, молочко есть? она – Саша, тебе как обычно три литра оставить? Потому что разбирали фляжное молоко быстро.

А первый год когда я жену молодую из Москвы привёз в Рязань с мамкой моей поближе познакомить и на дачу свозить чтобы она свежую клубнику с грядки похавала первый раз в жизни. На улице соседи все здороваются, всё блять, по имени, и я каждого по имени знаю. Наталья просто охуевала когда с троллейбусной остановки до дома пять минут, и двадцать человек с тобой поздороваются и половина из них за руку подержится. В Москве в их районе в Красных Домах простого человеческого здрасте хуй дождёшься, и проходят блять мимо, а морду топором, хотя живёт сцука рядом но никогда здрасте не скажет, как будто каждое здрасте трёшку стоит. Вот они такие суки в Москве живут.

А соседка там в Красных Домах, она с моей тёщей подругой была, звали типа Майя Абрамовна, интеллигентная старая еврейка, одинокая как стерлядь в аквариуме. И приходит как то вся бледная, еле дышит, и говорит ей, Рона Петровна (это типо моя тёща тогда, тоже уже давно покойница) – я типо попрощаться пришла. Умираю от лейкоза. Вот, намереваюсь прямо завтра и помереть, потому что дальше жить здоровья уже нет. Ну попрощались, короче, поговорили об обыденном.

Я блять уже который раз поражаюсь! Вот человек умирает, да? Уходит кагбэ в вечность, где ничего обыденного уже нет. А разговоры перед смертью ведёт совсем не о вечном, а всё равно об обыденном. И наверное у человека у умирающего это обыденное становится типа как самым сакральным. Тем кому ещё жить да жить, оно обыденное, оно настоебенило уже и думаешь что так навечно.

А тем кому завтра надлежить отбыть в другое измерение, тем это обыденное  – в последний раз, и оттого оно – уже совсем другими глазами. Из вечности эти глаза смотрят уже.

А спросить – хули бы оттуда, из вечности не взять и не посмотреть на обыденное вот так же как перед смертью, но когда ещё до смерти чуть подальше чем один день? Ога? И всё бы про свою жизнь сразу понял. Нет? А нихуя –  потому что пока тебя смерть ещё за душу не схватила мёртвой хваткой, так посмотреть нихуя не получается. Ни у кого. Кроме меня.

Потому что есть такая мулька – мерцательная аритмия, тахисистолическая форма. И начаться может в любой момент. Это значит что дыхания хватает только чтобы вызвать скорую и открыть дверь, а когда она приезжает, уже обмяк и силы ушли. И вот лежишь сутки или двое на капельнице в реанимации и думаешь что там дома в раковине картошка недочищенная осталась, небось уже подгниёт когда домой попадёшь. Не КОГДА, а ЕСЛИ. Потому что выживаемость при таких приступах не сто процентов. За эти двое суток всё другими глазами видится. Нездешними. А потом как ритм восстановился и силы чуток вернулись, то кроме радости что в грудной клетке боль отпустила и одышка прошла, уже и не чувствуешь, и вечность уходит из головы, а обыденность занимает её место. Вот пять минут назад пока лежал белый и задыхался – был нездешний, был в плену у вечности. А чуток прочухался – и опять. Иногда правда потом вспоминаешь, вот как сейчас. Хорошо что редко. Часто такое вспоминать лучше не надо.

Это сейчас когда приступов больше нет… А ещё 10 лет назад помнил постоянно. И знал что в любой момент могло потребоваться бросить недочищенную картошку, недочитанную книгу, недоёбанную бабу, недодуманные мысли, недожитую жизнь, и без всякой подготовки пиздовать в ту самую вечность. Реанимация – типа пересыльная камера. Могут переслать обратно домой, а могут и иначе… И заранее конечно не знаешь, но после каждой пересылки домой взгляд на мир заметно меняется, становится более философский что ли.

Ну и ладно, вот попрощались они, обнялись сердечно, и ушла Майя Абрамовна одна к себе в в квартирку. Помирать в одиночестве. Провожать не пошли, хули провожать, она на нашей площадке живёт напротив. Живёт, да? Жила! Уже не живёт. Так оно в жизни бывает. Между живёт и не живёт разница один чох, и никто тебе не скажет, когда этот чох настанет.

И отец тоже… Редкостный был мудак мой папаня. Тоже от лейкоза, но даже и не дома, а в Обнинске в Институте Медицинской радиологии. Облучился на производстве, в Глазове, там утечка была какая то. И весь завод этот, все мужики померли молодыми. Последние слова перед смертью, мне сказал – “будь честным”. Вот он честный, поэтому жил на 115 рублей в месяц и загнулся когда в подвале пьяный слесарь кислородный баллон не поменял, когда он уже на кислороде лежал.

Хули “честным” блять? Надо было сказать – сынок, я в этой стране, видишь чо со мной? Подыхаю в сорок четыре года, потому что был честный и был член КПСС и хули? Рви когти отсюда, сынок, пока молодой, хоть чучелом, хоть тушкой! Проживи нормальной полной жизнью, свободным человеком, за себя и за меня! Нихуя он этого не сказал, так и помер как жил – долбоёбом, с верой в коммунизм. Пенсию назначили по утере кормильца – рублей 14 с копейками. Как мне исполнилось 16 лет, уже и её не платили. Родина, ага. На хую я видал такую родину!

А через пару дней выхожу я из лифта, и два мужика в униформе выносят из её квартиры такой длинный брезентовый свёрток. Вот так умереть, а? Чтобы никто за упокой души чекушку не выпил и слова не молвил. Мне то – другое дело. Мне хули, после меня за меня мои книги будут говорить громче чем я сам сейчас хотя и живой. Поэтому не страшно. И опять же можно договориться чтобы брезентовку с моими мощами бросили в океан. В океане на дне лежать не страшно. Это не в земле где тлен и черви.

Ну ладно, это я отвлёкся, да. А так я про что. И вот в этот раз иду я с вокзала. Ну всмысле это не с вокзала, я до Рязани-2 обычно не ехал, а выходил в Дягилево. Это где аэродром. Они оттуда когда взлетают, тройка, на форсаже, прямо над нашим домом проходили, у них там у нас прямо во дворе была станция наведения. Рёв такой стоял и вибрация, как будто в грудной клетке льняную простыню рвут.

Ну вот я припиздовал в мамкин дом, я уже там не прописан, всё, официально уже москвич, прописан у тёщи. Дверь открыл своим ключом. А когда я в аспирантуре учился, жил у тёти Веры, так они мне ключа никогда от своей квартиры не доверяла.

Ну ладно, я пиджак снял, повесил на спинку стула в спальне. Мамка мне – зачем пиджак на стул повесил, это некрасиво, повесь на вешалку в коридоре. Ладно, повесил на вешалку. А почему ты его за бретельку повесил, так нехорошо, повесь на плечики. Ладно, повесил на плечики. А почему ты плечики на мои крючки повесил, твои три первых крючка слева. Ну ладно, уже чайник внутри закипает, но перевесил налево. А почему ты на вешалке занавесочку не задёрнул, ты что забыл как я тебя учила? Ну ладно, задёрнул. А почему ту занавесочку неровно задёрнул, чё лень аккуратно сделать, не у себя дома так можно абы как?

Короче, я снял пиджак с вешалки, надел, оставил ключи на галошнице и попиздовал обратно в Дягилево пешком, там из Приокского недалеко, чтобы остудить чан по дороге. Там по расписанию ещё были электрички на Москву. Ну хули, дождался следующей, сел и поехал, раз родная мать не может нормально сына принять, ей порядок в квартире дороже чем сына повидать.

А хули думаете, в Москве лучше? Ну друзей нет, никого нет, это я уже говорил. А когда переехал к молодой жене тёща мне – вот видишь этот комодик? Чтоб все свои вещички туда чтобы клал, а по квартире чтобы ничего не разбрасывал. Не ты эту квартиру зарабатывал, не тебе в ней и командовать. Вот так блять я в одном ящичке и прожил СЕМЬ ебучих лет. Это чо блять, родина?

Это когда взрослый мужик, старший научный сотрудник, блять после аспирантуры работающий в НИИ не имеет своего жилья и вынужден прижываться блять у тёщи, а средств чтобы купить своё жильё или хотя бы угол снять, недостаточно, это чо блять – родина?

Да в рот я ебал ржавым сифоном такую родину, где мне всякие пёзды будут указывать где мне вешать одёжку, куда класть пожитки, как занавесочки задёргивать, во сколько спать ложиться и прочую трихомудию.

Моя родина – штат Техас, потому что в Техасе я впервые в своей блять многострадальной бездомовной жизни, полной неебательских унижений, снял – ещё блять даже и не купил, а всего лишь снял! Да. Но снял за свои деньги, которые заработал. И сам обставил как мне надо. И никто мне блять там не указывал в какой ящичек складывать мои пожитки и на какой колышек вешать пиджак. Это был такой кайф – в сто раз круче водки, и ебли, и спизженного в реанимации промедола по вене. Круче даже чем когда лабаешь второй сет, и уже все бухие и на твой соляк западают аж до сцыкоты, и ты чуешь прямо со сцены что любая тёлка которая в зале тебе даст, потому что она конкретно от твоей музыки кончает. Своё блять жильё. Когда тебе уже ЗА СОРОК, и это в первый раз в жизни! Это просто охуеть как круто!

Ну а уже потом через всякие блять переезды, проекты, пару раз в реанимации по всяким делам, год на реабилитации, жил на assisted living, полудохлый, распухший, но на работу доползал. Во Флориду.

Сан Августин. Я оттуда много лет не вылезал, хотя там не жил. В этом городе моя душа будет витать после моей смерти. Я его назначил местом своего рождения. Когда нибудь выложу фотографии, у меня их тысячи.

А теперь вот у меня своя квартира во Флориде, прямо на берегу океана. Точнее intracoastal waterway. Прямо во дворе из окна видать, плещутся океанские волны и стоят катера на причале. И ни одна сука мне не будет указывать как мне в этой квартире жить. А каяк девятифутовый всегда в траке. Сбросил на воду и пошёл.

Вот, это в North Palm Beach, я хожу недалеко от Blue Heron Bridge. Или вот, это Boynton Inlet.

Вот это теперь моя родина. Потому что моей душе здесь, во Флориде, всё по кайфу. И похуй что я тут не родился, а приехал сюда когда мне было уже за сорок.

Вот среди этой красоты я живу уже 20 лет. И с какого хуя я теперь вдруг поеду обратно в ту Рязань, где меня никто не знает и не помнит, и где лета вообще не бывает, а то что торчит на небе вместо солнца нихуя не светит и не греет.

Я садовод, у меня в той Рязани дача была, я пересаживал кусты, деревья. Когда пересаживаешь растение, оно какое то время хворает, а потом оправляется на новом месте, и уже там растёт как будто так всегда.

Вот и я как это дерево. Нет моих корней в той Рязани и никогда больше не будет. Тут мои корни, во Флориде. И листья, и сучья, и ствол. И отъебитесь уже от меня с вашей средней полосой России. На хуй она мне не взъеблась. Я там родился, место рождения если чо не выбирают. Я там вырос, так пришлось. А потом я сам себя пересадил куда мне нравилось, где мне дальше расти была свобода. Когда пересаживал – многого не знал, да. Но тем не менее, всё срослось.  Так что пересадил, и всё пиздец, мои корни теперь здесь, и второй раз я их рвать не буду. Здесь теперь моя жизнь будет до конечной остановки, здесь и помру. Раньше или позже – какая хуй разница.

Про несложных людей

Бик зур рахмат камраду Немо за подгон неебательски чоткого определения “несложные люди”. Правда он его применил совершенно неправильно – к американцам.

Если оценить сложность устройства американского правительства со всеми ветвями власти, системой сдерживаний и противовесов, исключительно эффективную и крайне сложную судебную систему, построенную на принципах прецедентного права…

Если оценить всю толщу технических, культурных и естественно-научных знаний накопленных и активно развиваемых в США… Всю номенклатуру выпускаемой в США продукции… Количество и спектр общественных организаций…

И ещё столько дохуя всего что не только в блоговой статейке, а в многотомной Цыклопедии не описать, то кажущаяся несложность среднего американца в сочетании с невероятной сложностью созданной ими страны может показаться очень большой загадкой.

Тут всё дело в разнице менталитетов. Американцы изначально настроены на взаимопомощь, сотрудничество, открытость. Они при встрече и беседе с незнакомыми и тем более знакомыми людьми как правило доброжелательны и открыты. Они не любят пассажира полечить, поднаебать, попрессовать, отжать какие то ништяки. Потому что они в основном люди верующие, и к вере относятся серьёзно.

А с точки зрения русского человек, который не себе на уме, и который не стремится подняться за счёт других, а другим более успешным как нибудь поднасрать, то это человек не то что несложный, а просто тупой. “Ну тупыеееее” (С)

Можно объяснять вещи долго и сложно, но я предпочту объяснить разницу между сложными русскими и несложными американцами с помощью одного старого анекдота. Электрик со столба – бабуля, подкинь мне вооон тот провод! Бабуля – накось милок, держи! Электрик второму электрику – говорил же тебе что это ноль, а ты – фаааза, фааааза…

Так вот, несложный американец этот анекдот не воспримет как смешную историю или шутку. С его точки зрения поведение электрика непрофессионально и более того, преступно. Кроме того, он не поймёт, как так получилось что место работ не обнесли полагающейся по закону передвижной оградой, не обозначили, и на него проник посторонний человек.

А сложным русским, которые себе на уме, и у которых в крови и в менталитете заложено что надо всегда выезжать на других а себя беречь, что каштанчики надо таскать из огня чужими руками, и что легче всего въехать в рай на чужом хую – им этот анекдот кажется очень смешным, и простая мысль о том, что эта бабуля возможно была матерью тракториста из соседней деревни, с которым они выпивали накануне, в голову сложного русского просто не заедет.

Таким образом сложность русского менталитета основана не на упорядоченной многозвенной системе, а на обычном хаосе мышления, проистекающем из аморальности и беспринципности. Хаос, конечно, действительно очень сложная вещь, он всегда сложнее порядка, у него больше степеней свободы. Но при этом у хаоса нет никакой созидающей силы. Только разрушительная.

И мы это видим постоянно, как русские устраивают у себя в стране одну гуманитарную катастрофу за другой. Не дают друг другу жить, чморят, шпыняют, травят по мелочам, обворовывают, отжимают, убивают лучших людей за то что они не желают жить по их гнусной морали, пользуются в повседневной жизни не законом и правом, а хитростью и силой, и считают эти качества определяющими.

Понять такую социальную среду и правила жизни в ней действительно сложно, если ты не родился русским и эти правила не прошиты у тебя в продолговатом мозгу как правила пользования зубами у дворовой собаки. Я прожил в этой среде 40 лет, я её понимал достаточно хорошо, но естественной для меня она не была, и я из неё удалился как только представилась возможность.

Сейчас эта среда мутировала в ЗАО РФ, где бывшие бандиты из 90х плавно переросли в чиновников, бизнесменов и клерикалов и заняли все господствующие места, а лохи из 90х с тоской вспоминают наезды бандитов, с которыми ещё как то можно было договорится, которые сменились наездами чиновников и ментов, в которых обратились бывшие бандиты, и которые могут сами посадить любого терпилу по любому закону, который они сами же изобретают, чтобы легче было наезжать на население. Вот она и есть, российская сложность, которая никуда от Салтыкова-Щедрина не уехала.

Был такой французский еврей Леви Брюль и бельгийский еврей Леви Строс. Оба они потратили всю свою жизнь на изучение дологического мышления первобытных народов на всяких островах во всяких племенах. Мне крайне жаль, что ни один из них не держал палатку с сигаретами или автомойку где нибудь в районе Черкизово. В этом случае они бы обогатили мировую культуру великолепными описаниями мышления русского человека.

Они бы детально выписали образ мысли людей, стяжавших власть, по которому надобно разорить начинающего купца или ремесленника и отнять у него денежку, здание, лошадь с телегой и инструмент чтобы чуток приподняться прямо сейчас, вместо того чтобы дать ему развернуть своё дело, начать получать прибыль и уже тогда обложить эту прибыль неразорительным налогом, с которого они поимеют больше чем пустив на омлет яйцо из которого вылупится курица, несущая золотые яйца.

Русские люди говорят что простота хуже воровства. Это как раз потому что простой взгляд на вещи, не затуманенный хищной алчностью и стремлением приподняться за чужой счёт, как нельзя лучше высвечивает неприглядность и аморальность общества, живущего по воровским принципам.

Возможно, многим русским, которые родились с уже прошитым принципами типа “объеби ближнего своего и возрадуйся”, именно их модус вивенди, культура и этика кажутся нормальными, но Салтыкову-Щедрину они таковыми не казались, хотя он и русский. И мне тоже не кажутся, хотя я и еврей.

Почему в Японии нет мусульман, а во Франции их хоть жопой ешь

Пруфлинк. И что характерно, ослоёбы на японцев никогда не залупаются. Потому что знают, что ответка будет такая что мало не покажется. Японцы – нация очень жёсткая. Самураи, блять.

А во Франции и прочей гейропе ослоёбы делают чё хотят и требуют уже чтобы местные французы жили по их ослоёбским правилам. А потому что во Франции и прочих гейропейских странах есть весь гнидский набор идеологий, разрушающих общество – феминизм, мультикультурализм, воинствующий гомосексуализм и толерастия.

Там где в обществе мужики уступили лидирующую роль и доминирующее положениё пёздам и дырявым метросексуалам, там уже никто не мешает распоясаться ослоёбам. Охуевшие подонки общества с попустительства большинства затоптали своих защитников, и теперь всё общество получает ровно то что оно заслужило – ослоёбские ножи в глотку и ослоёбские хуи за щеку.

И так будет до тех пор пока ослоёбы не возьмут верх и не наденут паранджу на местных феминисток, а дырявых попросту перевешают, либо пока местные мужики возьмутся за ружьё и дубьё, перевешают ослоёбов, загонят дырявых под шконку и заставят феминисток бросить свою хуйню и начать ебашить по дому и заниматься мужьями и детьми.

В Японии потому нет ослоёбов что там нет феминизма, крайне не приветствуется педерастия, и не сильно развита прочая толерантность. Если французские мужики покончат с толерастией и утопят в параше свою местную нечисть, то жёстко зачистить в стране ослоёбов им уже никто не помешает – ни Пидорган, ни Рамзанка Дыров.

Никакие ослоёбы не вмешиваются во внутренние дела Японии, потому что нет повода. Точно так же они не будут вмешиваться и во внутренние дела Франции когда там повзрывают нахуй минареты, а ослоёбов выгонят из страны к хуям собачьим.

 

Откуда привозят триппер и коронавирус

Любому долбоёбу понятно, что ковид есть уже практически везде. Но никто до сих пор, включая дипломированных врачей, никак не может вкурить, как эта зараза распространяется. Хотя даже мне, бывшему врачу, не практикующему уже более 30 лет, понятно, что основы эпидемического процесса никаким образом не поменялись. Движущей силой эпидемии остаются КОНТАКТЫ. И распространяют заразу та часть населения, которая наиболее активно контактирует с другими людьми.

Давайте просто сравним поведение нормальных людей, и активных разносчиков триппера. Нормальные люди сидят по домам и ходят только на работу в маске и иногда в магазин. Жрут у себя на кухне. Танцуют у себя в комнате. Поют в ванной. То есть, сокращают свои контакты с другими людьми до минимума.

А что делают турысты и прочие путе, блять, шественники, которым в эпидемию дома не сидится?

Они летают на самолётах и плавают на пароходах. Дышат одним воздухом и хватаются руками за одни и те же туристические ебальные станки что и прочий ходячий триппер, которому тоже дома не сидится. Заехав в гостиницу, они дышат в холле, в лифте и на фронт деске, ясен пень хватаются за всё руками.  Опять контакты.

Но они же блять ещё и в гостинице не сидят в номере! Они блять ездят на такси, трамваях, шаттлах и маршрутках, осматривают ебучие достопримечательности. Музеи всякие, прочие лувры и дворцы с соборами. Опять контакты внутри помещения. Потом они три раза в день жрут в ресторане, а вечером выпивают в баре. Опять контакты. Потом они идут в кинотеатр или в боулинг или в танцзал дрыгать ногами. И опять расчихивают спид друг на друга.

А потом они приезжают из отпуска натуристничившись и наконтачившись, с довольным ебалом, без температуры, но уже зашкваренные. И общаются со своими домашними и выходят на работу, расчихивая по офисам привезённый ковид. А симптомов, блять, ещё нет. У них ещё латентная фаза и наивысшая степень заразности.

Потом наконец начинается клиническая фаза, и ёбаные турысты с иголкой в жопе и без мозгов и без совести начинают подыхать от внебольничной пневмонии.

И хуй бы с ними, но в латентный период они успели перезаражать своим высококонтагиозным триппером (который распространяется не только воздушно-капельным, но как теперь выяснилось, воздушно-пылевым путём, что есть пиздец) всех с кем соприкасались. И таким образом они способствуют распространению новых мутаций ков-сарс-2 с ещё более высокой контагиозностью.

Если бы дело было только в том что какой-то уебан не может удержать свою жопу дома и усердно ищет на неё приключений, то это ладно. Не хочет уебан жить, ну и пусть сдохнет. Но цена вопроса в том, что этот уебан, прежде чем сдохнуть, успевает заразить ковидом ещё несколько сотен народу, который кроме работы и продмага никуда не ходил.

И вот каким то образом Жырик всё это понимает, хотя и не врач. А всякие блять телевизионные врачи типа мясников, рыбникова, сырникова и прочих каких то малышевых и так далее, делятся типо профессиональными врачебными знаниями, а на самом деле просто торгуют еблом на телеэкране.

Почему-то нет телепередач, где профессиональный физик атомщик рассказывает про АЭС или про атомную бомбу. Ну или хотя бы профессиональный строитель рассказывает про СНИПы и виды стройматериалов и как у себя во дворе построить своими руками подземный гараж с джакузи и боулингом. Или хотя бы профессиональный химик рассказал бы как сварить чистый метамфетамин или там героин, чтобы не покупать у дилеров разбодяженное гавно и не травиться.

А вот телеврачей развелось как собак нерезаных, но чото ни Кашпировский никак не может остановить ковид силой гипноза, ни блять Чумак не может зарядить водичку из крана так чтобы кто её пьёт ковидом не болел.

Пока еть только один способ победить ковид. Всем кто не носит маску и не соблюдает дистанции, и ездит развлекаться и туристничать, надевать на голову гондон из автомобильной покрышки, и прямо там на голове завулканизировать, чтобы снять было невозможно.

Почему я буду голосовать за Трампа и республиканцев

Сперва рассмотрим очень простой предельный случай. Если каждая страна захочет торговать нефтью и газом, а всё остальное покупать за границей на нефтегазовые деньги, то кто будет производить это «всё остальное» – машины, станки, автопром, электронику, ширпотреб, бытовую химию, фарму, и прочую номенклатуру товаров? Кто будет производить еду, если все без исключения захотят и её тоже покупать за нефтегазовые доллары? И кому и зачем будет нужна тогда вся эта нефть?

Мне совершенно непонятна позиция как верхушки ЗАО РФ так и профугованной ею ваты, которая ненавидит нашу страну, валюту которой они используют как расчётную единицу, и европейцев, которые эту нефть покупают. Вспоминается крыловская свинья под дубом вековым… Пусть Штаты пропадут, загнутся и сгорят! “лишь были б доллары, ведь я от них жырею!”

Так вот, наша страна, которую страшно ненавидит российская вата, в отличие от ЗАО РФ производит всю эту номенклатуру сама. И не только для себя, а и на экспорт. И не только у себя в стране, но ещё и в Китае и прочих узкоглазых трудолюбивых странах.

Трамп и его промышленное лобби хочет чтобы американские компании производили свою продукцию не в Китае под видом китайской, а в своей стране, в США, и нанимали и платили своим рабочим, а не китайцам и прочим желтомордым придаткам к поточным линиям, собранным по американским технологиям — как честно экспортированным так и украденным узкоглазыми ворюгами.

Таким образом, промышленное лобби во главе с президентом Трампом делает благо американскому среднему классу, то есть квалифицированным работникам. Разумеется, не бескорыстно. Американские крупные компании будут делать на этом деньги, и как всегда, богатые станут ещё богаче. Но и средний класс отнюдь не обеднеет.

Посмотрим теперь, а чего же хотят демократы. Они хотят пролезть во власть чтобы позволить пидарасам, которые им за это платят, торговать по всему миру нашими технологиями, то есть продуктом коллективных интеллектуальных усилий наиболее квалифицированных работников США. Создавать выгодные предприятия в странах с дешёвой рабочей силой и гнать произведённую ими продукцию в развитые страны где её можно продать за дорого, извлекая таким образом суперприбыли.

Рассмотрим теперь ещё один предельный случай, в котором абсолютно все производители переносят производственные мощности в страны с дешёвой рабочей силой, оставляя население развитых стран практически без работы. В этом случае через пару месяцев деньги у жителей США и Евросоюза закончатся, и они перестанут ходить по магазинам с деньгами, а начнут ходить по ним с ломами и битами, как те самые ниггеры, потому что жрать им всё равно будет хотеться.

Но этого пока что не происходит, потому что есть честные и патриотичные предприниматели, которые обеспечивают работой своих соотечественников. А транснациональные корпорации вместе с демократами наёбывают этих предпринимателей, забирая у них деньги за свои товары, но не возвращая их тем же людям в виде зарплаты. Они таким образом перекладывают весь груз обеспечения работников развитых стран достойной зарплатой на предпринимателей, которые ведут бизнес в своей стране, бессовестно паразитируя на их предпринимательских талантах и тяжёлом труде.

Предприниматели-глобалисты увеличивают свою маржу за счёт предпринимателей-патриотов, это ясно как день божий. Деньги из воздуха не образуются, и с неба не падают, они всегда плавно перетекают из одного кармана в другой.

Сами же демократы непосредственно в производстве не участвуют. Они просто обеспечивают нужную законодательную среду и льготы транснациональным компаниям, которые предпочитают кинуть население своей страны на всю зарплату и разворачивать производство там где рабочая сила дешевле.

Демократы — это и не производители и не политики. Это — голимая накипь! Прожжённые бессовестные популисты, которые покупают голоса самой люмпенизированной части американского населения — ниггеров, безграмотных университетских леваков, которые учат студентов радикальному либерализму вместо высшей математики, феминисток, матерей одиночек, хронически безработных, бродяг, психически неполноценных кретинов и недоносков и всю прочую шлоебонь, которая материальных, интеллектуальных и духовных ценностей не производит, но потреблять желает по высшей мерке.

Демократы увеличивают налоги на средний класс и тратят их на эти смердящие недочеловеческие отбросы, по которым давно печка доктора Менгеле скучает. Отбросы эту игру давно просекли, и поэтому они дружно ходят и отдают свои беспонтовые голоса за своих благодетелей.

При этом демократы старательно разжигают у населения ненависть к богатым людям, это у них первое блюдо в политическом меню. Они страшно любят играться с цифрами, показывая что у 5% верхнего класса сосредоточено 95% богатства страны. Но давайте посмотрим, что это за богатство.

Шикарные особняки. Шикарные автомобили, клубы, пляжи. Земельные участки, анклавы богатых людей со всяческими постройками для развлечения и досуга. Частные острова с вертолётными площадками. Частные самолёты. Обслуга. Дорогое питание, лекарства, косметика, парфюмерия, одежда, мебель — всё по высшему разряду.

Много ли всего этого? Да не так и много. И цена всего этого на порядки выше чем себестоимость. К примеру, неужели себестоимость Ламборгини во столько же раз выше себестоимости Форд-фокуса что и его цена? Нет, нет и нет! Себестоимость отличается не так уж и сильно. А цена поднебесная потому что это шЫкарный автомобиль, и его покупают те, с кого можно взять такую цену. И потому что они с удовольствием платят эту цену чтобы показать что деньги у них — ЕСТЬ!

Где эти богатые люди составляют нам конкуренцию? Где они могут нас обделить, влезая со своими деньжЫщами вперёд нас и сметая с прилавка то что мы хотели купить за нашу скромную зарплату? Замок в горах? Ламборгини? Вертолёт? Частную клинику с омолаживающим оборудованием? Остров в Тихом океане? Боинг по спецзаказу? Контракт на эскорт с телезвездой?

Нам надо совсем другое — крепкое жильё, надёжный автомобиль, хорошая еда, одежда, мебель, электроника, прочий ширпотреб, медицинская страховка, дающая качественное медобслуживание, возможность отдохнуть в хорошем месте в отпуск. Где все эти наши потребности простых людей, зарабатывающих на жизнь своей головой, квалификацией и тяжёлым повседневным трудом, пересекаются и конкурируют с потребностями супербогачей?

Да практически НИГДЕ!

Зато все эти наши потребности на сто процентов конкурируют с таковыми же у неработающего деклассированного люмпена, который пестуют демократы. Этот многочисленный и наглый люмпен хочет потреблядь то же самое что необходимо нам чтобы мы могли продолжать работать.

С той лишь разницей, что это блядво работать не умеет и не желает. Оно желает потреблядь не менее, а желательно и более нашего — но бесплатно. А поскольку ничего бесплатного на свете не бывает, то разумеется, ЗА НАШ СЧЁТ. Они желают паразитировать на нас, и демократы им в этом помогают. И сами на нас, разумеется, паразитируют.

Я думаю, что теперь всем вам должно быть более чем понятно, кто наш настоящий враг. Враг трудового народа. Это вовсе не супербогатые люди, которые таки да, живут очень интересной жизнью и купаются в роскоши, но которые, надо заметить, постоянно находятся в напряжении, ибо они управляют огромными капиталами, огромной инфраструктурой. По сути — целой страной. Это очень большая нагрузка, и многим из людей среднего класса она показалась бы изматывающей и непосильной.

Наш общий враг — это бессовестные твари, которые не хотят ни честно работать, ни вести честную политику по правилам, ни честно организовывать производство. Они хотят паразитировать и на богатых людях, которые организуют производство, и на работниках, которые заполняют рабочие места, созданные богатыми и талантливыми предпринимателями, и на деклассированном люмпене, который они удерживают своими подачками из чужого кармана от необходимости взяться за ум, протрезветь и найти себе работу, после того как следует проголодался.

Они по сути плодят этих недочеловеков, они создают условия для размножения неполноценных обездоленных недолюдей. Это те самые типажи, из которых при случае вырастают всякие ленины, сталины, троцкие и прочие негодяи, которые век тому назад натравили низы на верха и совершили величайшую гуманитарную катастрофу в истории.

Я буду голосовать за Дональда Трампа чтобы эта гуманитарная катастрофа никогда не повторилась в моей стране, гражданство которой я получил не по случайности рождения, а по собственному выбору, находясь в здравом уме и твёрдой памяти.

Задача по арифметике

В Атлантическом океане у берега Смирна Бич плавали четыре серфингиста, два аквалангиста и шесть пловцов. Приплыла большая белая акула и откусила одному серфингисту левую ногу, а обоим аквалангистам – правую. Кроме того, она откусила первому пловцу левую ногу, а второму пловцу правую руку. После этого она откусила третьему пловцу хуй, а четвёртого и пятого съела целиком и уплыла в океан. Через четыре минуты акула вернулась и откусила первому и третьему пловцу голову, а шестому обе руки и обе ноги. Затем она откусила второму серфингисту правую ногу и голову и уплыла уже окончательно.

Вопрос: Сколько в среднем конечностей на одного человека осталось у всех оставшихся плавать в океане участников задачи после нападения акулы?

Где то из интернета в вольном пересказе

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Продам Хамелеона, зелёного. А нифига! Коричневого.  Стоп! Фиолетового на самом деле. Ёп! Красного! Синего! Оранжевого! Хуй! Не продам! Такая прикольная зверюшка самому нужна.

Ваше внебрачное высочество!

Просто ебануццо можно до чего докатился бельгийский королевский дом. Ну понятно что король ебёт всех до кого может хуем дотянуться, на то он и король. Но по традиции – а традиция блять это всё! – только законные дети короля могут унаследовать титулы и привилегии.

Но вот эта ссыкушка вчинила гражданский иск и влёгкую зашкварила всё бельгийское королевство. И не только бельгийское! Теперь, когда создан блядский прецедент, везде где ещё остались короли, всякие мокрощелки будут их отлавливать хоть даже и в туалете, только бы впёр и только бы брызнул.

Теперь бляди по всему миру етих блядских принцев и принцесс нащенят столько что их хватит сформировать пехотную дивизию и открыть сотню первоклассных борделей.

Такое количество шалав с приплодом никакому королевству не прокормить. Так что скоро в Бельгии и прочих королевствах произойдёт революция. Королю, который чересчур усердно работал хуем, предложат позабыть про всякие титулы и привилегии и безотлагательно начать работать кайлом в угольной шахте.

А кто во всём этом будет виноват? Не в меру ебливый король? Шалавы которые под него ложились? Нихуя! Виноват в этом блядстве исключительно тот самый блядский суд, который вырулил дело в пользу шалавы и зашкварил королевские традиции.

Хотя – когда блядство, так оно уже кругом блядство. Возможно, революция сохранит титулы, но без содержания. Короля определят работать бухгалтером, и остальным поблядушкам тоже велят зарабатывать себе на жизнь самостоятельно.

– Не умею? – Делай чо умеешь! И будет вся эта кодла принцесс делать чо умеет. Вот приедешь ты когда нибудь в Бельгию отдохнуть в отпуск, забредёшь в бордель, а тебе скажут: у нас тут не абы какая шарага, у нас первоклассное заведение. Половина наших девушек – принцессы крови!

О! Руссо туристо? Публико морале? Так мы вам незамужнюю принцессу на ночь подгоним. Большинство то их замужем, а у нас они подрабатывают потому что больше делать нихуя не умеют. Принцессы, хули! Тяжелее хуя ничего в руках держать не положено. Титул, блять, не позволяет.

Ну а дальше понятно… Ваше высочество, подложите под жопу подушечку и раздвиньте ножки!

Нда… А ебать то надо был суд, в полном составе. В жопу, рашпилем. Потому что население, по ходу, надо с деццтва держать подальше от нехорошего, особливо от блядства. А его наоборот с деццтва к нему приучают.