Володя Дружинин написал хорошую книжку

Про экзистенциальную психологию. Начало хорошее, толковое. Я помню Владимира по ИПАНу. У нас там в разных лабораториях возникали стихийные такие посиделки на разные темы. Сам я в ИПАНе никогда не работал. Я туда приходил пообщаться из ВНИПТИКа где я учился в очной аспирантуре.

От печки

Наконец то дошли у меня руки добавить новую конфу про Личность и всё такое. В первую очередь я буду использовать эту конфу как свой рабочий scrapbook со ссылками и цитатами. Кому не интересно, можно не читать.

Значит, начинаем естессно с физиологических основ психической деятельности, то есть с темперамента. Всё начинается именно с темперамента, который некоторым образом связан со структурой влечений (драйвов, побуждений, парциальных инстинктов, называй как хочешь, терминология ещё не устоялась).

Сверху над темпераментом надстроена Большая пятёрка, которая описывает ближайшие к темпераменту личностные качества.

В этой конфе мы обсуждаем вопросы теории личности и ничего более. Никакой политики и никаких переходов с абстрактной личности на конкретные личности. Оффтопы буду прибивать.

Гонкуры неисчерпаемы…

пресса, говорящая обо всем и обо всех, совер­шенно не хочет, чтобы говорили о ней самой, и объявляет себя неприкосновенной для романа, для истории, для всяких наблю­дений.

Начинаю уже сам думать как оба Гонкура сразу…

Что-то ужасное есть в современной фотографической и видео технике, когда любой слюнявый недоумок может одним движением пальца передать в глазной нерв миллионов людей стробоскопические моменты из жизни Вселенной, не умея сам оценить ни их красоту ни безобразие.

Бессчётные рефлексии цифровых впечатлений с точно откалиброванными красками, выверенные техникой и заточенные для максимального аудиовизуального наслаждения без устали ударяют в хрупкий мозг как волны чудовищного шторма в маленькую прогулочную лодочку.

Экономисты всё время повторяют мантру: экономика перегрета. А чувства не перегреты? Техника анестезии, искусство атрофии, солнечная корона усталого отчаяния…

Очередное от Гонкуров

“Современная тоска и меланхолия происходят из-за роста количества книг, то есть из-за приумножения идей. Идея — это старость души и болезнь ума.”
Мой комментарий: так это ещё во времена Гонкуров не было Интернета. В интернете – миллионы идей, но все они на одну и ту же тему – как поярче и позвучнее выпятить себя всем на обозрение и собрать побольше просмотров и лайков.
Души и ума в этом занятии не просматривается вовсе, одни голые понты. И только бешеные интернетовские лайки несутся вокруг чудовищными стадами на чугунных лапах, с оскаленными зубами, хрипя и роняя пену.
Тяжкий топот, обезображенный снег и хвосты поленом. Скорбное чувство бесчувствия…

Ещё Гонкуры

 По-видимому, во времена тирании, во времена пора­бощенной, угнетенной мысли, во времена угасания и омертве­ния, страсть обращается вспять и устремляется к мертвым, к истории. Тогда события настоящего времени, печальные и тя­гостные, вымещают на мертвецах; характерно для нашего по­корного века и нынешней подслащенной литературы, что страсть проявляется в исторических книгах, побивая там ка­меньями одних и венчая других.

Надо бы им уже легально вооружаться

Вот такими штуковинами эти ребята отбились бы от антифы за раз, не прибегая к автомобильным наездам.

Убить такой пулькой нельзя ни при каких обстоятельствах, но бьёт она как удар железной палкой. Белку пулька из пневматики убивает на раз. Крысу – вообще без вопросов. Человека – ну если только попадёт в мозги через глазницу, но такой выстрел почти невероятен если только не стрелять специально в упор.

Я всегда думал что братья Гонкуры это типа Ильфа и Петрова только по французски

Оказалось, не совсем так. Вот копнул цытату на пробу.

“Наблюдения над природой не делают человека лучше. Они очерствляют и ожесточают человека. Каким образом утопия, мечта и страстное влечение к добру, состраданье к животным ивсему живому могут зародиться перед этим зрелищем фаталь­ности, этим замкнутым кругом взаимоистребления, где все свидетельствует о господстве грубой силы, где лишь то справед­ливо, что необходимо, перед зрелищем, убивающим всякую веру и всякую надежду, где среди живых существ — от самого ма­лого до самого большого, от самого благородного до самого жал­кого — жизнь поддерживается только убийством?”

Кажись, началось…

Вот чем отличаются народ российский и народ американский? В России можно переписывать историю и переименовывать улицу Царскосельскую в улицу Менжинского, или даже целый город Рыбинск в Андроповск, и всем похуй на свою национальную историю, главное чтобы в магазине была дешовая водка и к ней какая то закуска.

В США, в традиционно конфедеративном по менталитету южном штате Вирджиния охуевшие либерасты решили переименовать парки и улицы и снести памятник генералу Ли. Ответка последовала быстро – в Шарлотсвилле собрались возмущённые белые мужики и дали пидорасам прикурить.

Кажется, пидоры ещё не поняли, что абамкины времена политкорректности и многотерпимости к неработающим большеротым наглецам, пытающимся перекроить страну себе на потребу, уже кончились.

Пидоры, однако, хорошо понимают, что самый эффективный способ подчинить себе общество – это лишить его корней, лишить его истории и навязать ему своё знаковое поле, свой новояз. И пытаются тихой сапой исправлять слова в песнях, вроде как безобидное занятие.

Однако, слава яйцам, это также хорошо понимают и нормальные люди, которые вышли на улицу чтобы поддержать устои. Посмотрим как события будут развиваться дальше. Главное – начало положено.

Конечно, на этом этапе кажется почти нереальным восстановить бремя белого человека и загнать охуевших пелоток обратно на семейную кухню, детскую и спальню где им положено быть, а черномазых велферщиков – на ремонт дорог и сбор помидоров и апельсинов. Но как говорит китайская пословица, путешествие в тысячу ли начинается с одного шага.