Маленькие ночные приключения

Сегодня был большой разговор с новым большим начальником. То есть с новым начальником моего начальника. Часа полтора распрашивал меня чо я умею делать и как оцениваю свои скилсеты и ещё дохуя всего. Акцент у него пиздец. Южная Индия. Нихуя не понимаю, только догадываюсь. Ещё и телефон у него полное гавно.

К концу разговора чото упарился. Доделал задание, голова нихуя не соображает, лёг спать нуегонахуй.

В два часа ночи проснулся, пошёл гулять. Погулял блять жрать захотелось жопесдец.

Вынул из холодильника с утра размороженную рыбу по имени Лосось. Она не живая и даже не труп, а расчленёнка в вакуумных пакетах.

Кинул на сковороду. Залил соевым соусом, оливковым маслом, нахуярил перца, паприки, базилика, укропа и петрушки сухого, сыра пармезана, орегано и ещё дохуя всяких трав.

Пожарил бля…

Удивительное жывотное – рыба. Жарится в момент, а жрётся ещё вдвое быстрее. С мясом так – хуй.

Да, ещё забыл, когда спал приснилась какая то хня, как будто я выебал собаку. Зверски бля. А потом зарезал и съел…

А хули делать, уже скоро неделю как не пью. Ёбаные врачи дали лекарство от аритмии и сказали что никакого алкоголя. Вот крыша и едет.

Ебанусь я скоро на всю голову с этой трезвянкой, с этой работой и с этими индусами, вот что. Времени пиздец, завтра работать, а сна ни в одном глазу.

Надо наверное опять начинать писать, только не крупную форму, а малую. Рассказы. Лучшая терапия, блять, только времени дохуя на неё уходит и сил тоже.

Свирянка с мандавошками

Решил сварить гречневую кашу. Открыл пакет крупы. Написано: Гречана. Свирянка.

Не знаю кто такая Свирянка, но мандовошки имеют место быть. Раз пять набирал воду, мандавошки всплывают, я их сливаю. Теперь съедобная.

Надо заметить однако что камней и стружки всякой и чёрненькой хуйни в этой крупе нет в отличие от той которую я жрал в совке. Но вот мандавошки всё таки пробрались в пакет.

Правда были они уже дохлые. Я под лупой разглядил парочку. Лапки, усики, брюшки, крылышки. Даже жалко их стало.

Суки всё таки греки. Уже присылают в Америку гречку так хоть уже мандавошки были бы живые. Открываешь а они расползаются во все стороны. Сколько раз так было. Они ещё и в муке очень любят.

А тут дохлые и такие жалкие и беспонтовые, так и хочется спросить – ну нахуя вы в этот пакет залезли? Чо, так в Америку хотелось попасть?

УПДАТЕ:

Сварил гречку в кастрюле, потом на сковородке разжарил со сливочным блять маслом. Нахуярил соли, перца, кинул пару котлет, сижу жру кашу сосмясом. Фкусная сцуко гречка. Теперь я понимаю зачем сцуки мандавошки в неё залезли.

Культовые животные

собака Павлова

кошка Шредингера

лошадь Пржевальского

Буриданов осёл

козёл отпущения

златой телец

голубь мира

троянский конь

священная корова

змей искуситель

змей горыныч

змея Скарабея

конёк горбунок

цыплёнок табака

Жак Дошырак

Вот чота вспомнилось. В перестроечные времена работал в конторе, асучивал булгахтерию и вообще типа всё, типа эникейщик, для выжывания… А складом заведовал этот припиздон. И вот поступает ему команда дать отчёт по приходу товара, что по плану, что в наличии. И вот сидит он, смотрит в бумажку совершенно стеклянным взором и вещает. План… приход… ну да…. всё правильно, план, приход… не пойму только какой блять отчёт!

Очередной свинтопрульный аппарат

Нет! Это скорее даже Шестиглавый Семихуй. А точнее, НАНОБЕТОН!

Короче, надо бетонную дорогу нагреть специальным катком и она тогда сама свои трещины заполирует.

Правда нанокаток для разогрева пока ещё не изобрели…

У неё такая жопа…

У неё такая жопа! Вобщем я её люблю! (С) Шнур

Жопаааа!

Жопааааа!

Нда… Как же всё таки социальные сети и глобальная коммуникация изменили лицо человечества. Ведь когда-то мы верили что у человечества есть лицо. А когда нам его показали через сеть, то оказалось что это не лицо, а

ЖОПААААА!

Продал трактор

Ушёл аппарат сегодня утром. Специально вчера поехал из Флориды в горы, 8 часов за рулём, чтобы с покупателем встретиться сегодня утром. И уже назад приехал. Голова слегка гудит.

Жалко ужасно. Он мне стал как родной. Мы с ним столько раз лазили по склонам, столько земли перерыли и перетаскали, переделали весь рельеф, настроили террас с вертикальными стенами, насыпи насыпали и утрамбовали, площадки выровняли, гравий постелили и разровняли. А сперва ещё лес корчевали, это отдельная песня. Сколько я кубов брёвен пошинковал бензопилой…

А теперь кто то другой там будет жить и будет думать что так там оно всё и было. А как было на самом деле, как весь этот рельеф создавался, и сколько там моего пота там было пролито, а кое где и крови – это буду знать только я.

Сколько я за это время всего узнал о характере грунта и скал и воды, как приноравливался к повадкам землеройной машинки чтобы чувствовать с ней себя единым целым, чтобы вертикальная стенка была  гладкая и ровная, как одним взмахом вырезанная.

Не сразу, но добился, чтобы земля меня слушалась, резалась ровно, стелилась гладко, чтобы дождевые воды сходили бочком и не смывали откосы и не делали рытвин и промоин и в лужах не застаивались.

Чтобы насыпи не оседали, чтобы откосы не осыпались, чтобы повороты обводной дороги были удобные и чтобы гирлянда дороги спускалась вниз в ущелье красивым полукругом, а снизу стена смотрелась амфитеатром.

Всё мне помогла сделать эта машинка, а я с ней стал одним целым. И стал вместе с ней как будто земляным роющим животным, живущим в этой земле. Даже не животным, а растением, пустившим корни в эти скалы и разноцветные глины с кварцевыми вкраплениями.

А теперь пришло мне время выдирать свои корни из этой земли. Выдираются они с трудом, с какой то нутряной болью, как будто выдирают коренной зуб без заморозки.

Вроде бы машина железная, не человек. А вот вместе с ней ушла часть моей души, как и с этой землёй, с которой мне тоже скоро предстоит расстаться.

На память останутся мне вырытые мною из девственных глубин куски разноцветного кварца с прожилками и ещё какие то минералы, тускло отсвёркивающие металлом, названия которых я не знаю. И фотографии и видеоклипы. И ещё совершенно непередаваемое ощущение единения с землёй, с геологическими пластами, с недрами, в которые никто до тебя не вбуравливался зубастым железным ковшом.

Несколько раз подумывал бросить к ебеням программирование, оставить себе этот дом и трактор, докупить к нему экскаватор и зарабатывать деньги земляными работами. Но конкурентов молодых много, а заказов на земляные работы мало, и вряд ли я сумею этим прокормиться.

Так что пока придётся довольствоваться рекой и чувствовать воду и течения и волны всем телом через вёсла и лодочку как я ещё совсем недавно чувствовал дыхание земли через железное тело трактора.