Интересный вопрос

Считаете ли вы, что физические объекты имеют свои хорошо определенные до измерения и независимые от него свойства?

Итак, начнём с того, что сознание физика не может воспринимать физические объекты материального мира непосредственно ибо “мысль не может воздействовать на тело, а тело не может воздействовать на мысль” (Спиноза). До изобретения физических приборов различать физические объекты можно было только с помощью органов чувств.

Интуитивно понятно, что картина мира, построенная при помощи одного только обоняния, будет сильно отличаться от таковой, построенной с помощью обоняния и осязания. Дополнительные детали в картину мира внесёт добавление бинаурального слуха. Наконец, зрение, дополняя вышеперечисленные органы чувств, даёт самую детальную картину мира, существенно отличающуюся от предыдущей.

Зрительный анализатор и внутренние закономерности его работы, будучи эксплицированны в виде математических идеализаций, приводят к тому что “Физические объекты изображаются тогда геометрическими объектами геометрии Минковского, а физические законы представляют собой констатацию соотношений между различными геометрическими объектами”.

Каково в этой идеализации соотношение свойств реального мира и свойств самого зрительного анализатора сказать невозможно, потому что в физической модели материального мира то и другое не разделяется и не может быть разделено принципиально, потому что для такого разграничения необходимо найти иной способ описать материальный мир, не в терминах пришедших из зрительного анализатора, а в каких-то совершенно иных.

Нельзя категорически утверждать, что в природе не может существовать сенсорный орган, который по сложности и детальности восприятия относится к человеческому зрению, как зрение к обонянию.

Таким образом, все основные идеализации (типа абсолютно чёрного и абсолютно упругого тела или адиабатически изолированной системы) и выведенные с их участием физические законы – это модель внешней реальности, кодированная в терминах, берущих начало в человеческой сенсорике. Nihil est in intellectu, quod non prius fuerit in sensu.

Приведу любопытную аналогию. Инженерам хорошо знакомы методы компрессии данных. Они принципиально делятся на два вида – сжатие данные с потерями и сжатие без потерь. Принципиальным является тот момент, что органы чувств, в том числе и зрение, которые создают в сознании чувственные образы некоторой части материального мира, используют компрессию, причём степень сжатия данных совершенно чудовищная, и таков же уровень потерь. В сознание проникают только свойства материального мира существенные для выживания индивида.

Тем, кто не согласится с этим очевидным фактом, докажем его очевидность от противного. Если бы органы чувств передавали свойства внешнего мира без каких-либо потерь, физика просто была бы не нужна. Её роль выполняла бы повседневная органолептика.

В любой модели любого физического экмперимента присутствуют как минимум пять принципиальных метаобъектов: (i) изучаемый объект, (ii) приборный комплекс, взаимодействующий с изучаемым объектом, (iii) окружающая материальная среда, в которой находится изучаемый объект и приборный комплекс, (iv) теория, которая объясняет природу изучаемого объекта, приборного комплекса и характер взаимодействия между ними, представляющая собой набор символов, имеющих смысловую интерпретацию, и наконец (v) учёный, он же наблюдатель, он же теоретик, он же экспериментатор. Который интерпретирует теорию и результаты эксперимента в рамках этой теории. В настоящее время это не один учёный, а скорее целый коллектив. Для простоты модели исключим из неё профессиональное общение внутри коллектива учёных и будем считать что в процессе общения внутри коллектива не происходит потерь и мисинтепретации данных.

Таким образом, вопрос о том, имеют ли физические объекты свои собственные свойства, определённые ДО измерения – это вопрос о том имеет ли свой собственный характер размытая чёрно-белая фотография человека, которого никто никогда не видел.

Чёрно-белая фотография – это идеализированная упрощённая модель изучаемого физического объекта выраженная посредством математических символов. Приборный комплекс – фотоаппарат. Учёный – фотограф. Весь исследовательский комплекс, включая объект, измерительные приборы и вспомогательное оборудование – фотомастерская.

Фотограф может говорить и судить о человеке только в терминах фотографии. Он может подозревать, что есть какие-то скрытые качества человека, которые фотография не запечатлевает, но пока не найден способ их сфотографировать, фотограф не может утверждать что этот способ будет когда-либо обнаружен и скрытые качества будут явно обнаружены на улучшенной фотографии.

Фотограф может делать сколько угодно снимков, но при этом он не может видеть снимаемый объект, то есть нашего условного человека, непосредственно. Это принципиально.

На каждую новую фотосессию приходит новый человек. Но для простоты теории считается что люди, приходящие фотографироваться, ничем не отличаются друг от друга.

Человека можно фотографировать в различных позах. Но при этом фотограф не может с уверенностью знать, принял ли фотографируемый ту позу, которую ему пытались сообщить. Об этом тоже можно судить только по фотографии, но не по человеку.

Вдобавок ко всему, фотография производится со вспышкой, от которой человек дёргается и немного меняет позу, вследствие чего его поза на фотографии несколько отличается от той в которой он находился до момента фотографирования.

В конечном итоге у учёного остаётся куча протоколов различных экспериментов, в которых снято множество разных людей в различных позах, и на основании всех этих фотосессий необходимо выяснить, обладает ли человек своим собственным характером, который не зависит от того, в какой позе его снимают, и какого именно человека снимают, и каким именно фотоаппаратом, и в каком именно кресле, и при каком освещении.

А теперь попробуем отбросить юмор и попытаться рационально и корректно сформулировать некорректно поставленный вопрос.

В корректной форме этот вопрос будет звучать так:

Может ли теоретическая и экспериментальная физика обойти ограничения, накладываемые на мыслительный аппарат человека его несовершенными органами восприятия, а также воздействие измерительного комплекса на измеряемый объект в процессе измерения, и создать теорию, которая прогнозирует изменения в материальном мире стопроцентно и не нуждается в статистическом и вероятностном подходе, который является следствием первоначальных потерь (то есть, сперва на уровне восприятия и мышления, а затем в процессе измерения свойств объекта)?

То есть, может ли абстрактный интеллект преодолеть ограничения, накладываемые на модель особенностями сенсорного восприятия и неустранимые потери точности данных эксперимента, связанные с процессом измерения, и создать полную и абсолютно точную модель материального мира (на идеальный пока не замахиваемся).

В философском плане этот вопрос звучит намного короче и элегантнее: познаваем ли мир?

2 thoughts on “Интересный вопрос”

  1. >Может ли теоретическая и экспериментальная физика обойти ограничения, накладываемые на мыслительный аппарат человека его несовершенными органами восприятия, а также воздействие измерительного комплекса на из

    Разумеется.

    То есть, да. Вся физика построена на доказательствах. Что такое доказательство? Это – эксперимент, который может повторить любой. В том числе, запрограммированный робот, который вообще не обладает этим вашим “сознанием”.

    В этом и состоит разница между ” мнением ” и теорией, или между мудаком и физиком.

    Или между религией-“верованием” и убеждением.

Comments are closed.