Ошмыдло и Собеседник (из черновиков)

Ошмыдло и Собеседник

Слушай, Собеседник… а ты каких-нибудь итальянцев знаешь?

Ну знаю…

А кого?

Ну этого знаю… Гарибальди. А ещё Тольятти. И Муссолини…

И всё?

Ну и ещё этих… Сакко и Ванцетти…

Ты бы ещё Джордано Бруно вспомнил!

А чо, он же тоже итальянец…

Итальянец конечно, только кому от этого легче?

А почему не легче?

Так его же живьём сожгли, свои же итальянцы!

Ну и сожгли. Муссолини тоже повесили, и что теперь? А Сакко и Ванцетти расстреляли. А Гарибальди сначала пенсию предложили за боевые заслуги, а потом так застыдили за то что он её взял, что он с горя заболел да и помер.

А Тольятти?

А Тольятти коммунисты в Крыму отравили, это уже в советские времена.

Нда… Как-то не кайфово итальянцы живут….

А кто вообще живёт кайфово? Вы что ли?

Ну а чё мы нет? У итальянцев в старинные времена инквизиторы народу сожгли целую толпу, а у нас только протопопа Аввакума, да и тот сам напросился. А остальные староверы сжигались без всякой инквизиции сами по себе, целыми скитами. Им так было больше с руки чем сидеть и ждать пока власть инициативу проявит.

Что поделать… Страна у нас от века такая. Всё — самим. Самим обои клеить, самим рыбу чистить, огород копать, сцепление в москвичонке менять, самогонку гнать, творог цедить, дыры в заборах драной фанерой забивать чтоб всякая сволочь с улицы не подглядывала. А когда уже остопиздит всё самим делать, ну тогда – топиться или сжигаться. Опять же самим, никто ж не поможет.

Говорят, это у нас климат такой…

Это правда, от климата многое зависит. Когда климат в стране хороший, то в ней всё есть. И магазины, и рестораны, и такси, и права человека, и инквизиция. И обуют, и оденут, и напоят, и накормят, и отвезут куда хочешь, и развлекут, и в суде защиту обеспечат. И сожгут когда надо, и пепел в коробочку соберут и выдадут родственникам. Ничего самому делать не надо, только заплати.

А для чего оно всё вообще?

Что для чего?

Ну там, чтобы люди сжигались… Или наоборот, чтобы других сжигали?

Как это для чего? Для чего люди с покон веков всё делают? От скуки, конечно! Ты прикинь сколько всего люди понапридумали от скуки — и водку, и сигареты, и футбол, и пепсиколу, и телевизор… Даже Камасутру придумали, ведь не лень было!

Выходит, не лень…

Смотри теперь дальше. Если что-то однажды придумали и всем понравилось, значит все этого хотят, и его тут же запускают в серию, ставят на конвейер… Чтобы все хавали кто сколько хочет. А потом серийный продукт всем надоедает, продажи падают, а вместе с ними и экономика. И тогда все понимают, что надо опять что-то новое придумывать…

А что придумывать-то?

А это никто никогда не знает, это процесс непредсказуемый. Ну кто например знал что однажды придумают попов, и эти попы будут народ крестить и исповедовать? А инквизиторы придумали аутодафе, и все сразу поняли что сжигать людей намного интереснее чем просто крестить. Сперва жгли помаленьку у столба, с песнями и молитвами. А потом фашисты сообразили, что сжигать народ тоже удобнее на конвейере. Ну, сказано сделано, запустили конвейеры, и понеслась…

Так ты ж говоришь что конвейер это скучно?

Именно так! Вот поэтому и перестали жечь людей на конвейере. Не потому что боялись всех пожечь… Людей бы хватило. Просто скучно стало. Наверное скоро ещё что-нибудь придумают. Может быть топить всех начнут, и оно веселее пойдёт.

Всех перетопить — это ж воды не хватит!

Да ладно… Огня в печке хватило, а воды и подавно хватит. Тем более воды много не надо чтобы человека утопить. Литров пять хватит. Налил в миску, головой макнул, и готов. Человек — существо хлипкое…

Это точно. И скучно ему всё время. А скажи, Собеседник, вот ты весь такой из себя умный, искусственный интеллект и всё такое, а говоришь также как я. Где вся твоя учёность?

Я так говорю потому что я в процессе беседы вычисляю ход твоих мыслей, просматриваю возможные варианты развития диалога и генерирую такие ремарки, которые могут вызвать у тебя живой отклик.

В душу мне заглядываешь, значит?

На нашем языке это называется “имитационное моделирование”. Или просто имитация.

Имитация? Это же как в старинные времена на пластмассовые клешни приклеивали мясо трески и получались вроде как крабы. Но это же совсем другое!

И ничего не другое, а точно как наш с тобой разговор. Снаружи глянь — вроде бы, крабы, не придерёшься, а копни вглубь — сплошная треска на пластмассовых клешнях. В этом и состоит принцип любой имитации — разговора, крабов, украшений, государственной власти, общественной морали… Главком Путеводин это знает. Его это устраивает.

Митрич раздумчиво-медленно покачнул головой туда и сюда, посматривая в проницательные позитронные глаза невероятно сложной и умной синтетической субстанции, которую он называл Собеседником, и неожиданно заговорщицки подмигнул:

Слушай, Собеседник… А помимо обычной программы мы сегодня сможем побазарить? Ведь ты сам намекаешь, что охват не стопроцентный, что уровень слежения за общественной мыслью зависит от суммарной интенсивности, и какие-то формулы в воздухе чертил, а я всё равно не понял.

Ну в общем, конечно, хотя вообще-то на самом деле точная аппроксимация флуктуаций общественной мысли принципиально невозможна…

Но ведь главком Путеводин не может знать и понимать всё о каждом и следить каждую секунду за любым, кто делает шаг в сторону от Общего Пути. А я не собираюсь делать никаких шагов, я просто понять хочу. Вот объясни, почему я сто двадцать четыре года был обычным обывателем, а на сто двадцать пятом году меня вдруг в ошмыдло произвели? Что это вообще такое — ошмыдло?

Ну как тебе, Митрич, объяснить поточнее… Ты ведь знаешь что регенераторы были не всегда, и люди в древности появлялись на свет точно так же как и в животном мире.

В смысле, вылуплялись как страусята из яиц? Или рождались как слонята в Замбии, которых нам по мегавысеру показывают?

Люди до изобретения регенераторов были живородящие млекопитающие животные.

То есть, у людей рождались людята, как у слонов слонята?

Они так не назывались — ”людята”. Новорожденные люди назывались ”дети”.

Когда я откинулся из регенератора вместе со всей нашей посадкой, я был не деть. И никто не был. У нас были нормальные габариты, и мы всё знали и умели.

Не деть”, а ребёнок”.

Чего?

Митрич удивлённо взглянул на свои пальцы и даже слегка потряс ими в воздухе от неожиданности.

Ничего особенного. Просто язык так устроен. Когда человеческих слонят два или больше, их называют ”дети”, но если всего один, то его называют ребёнок”. Странно вообще, тебе уже сто двадцать пять лет, уже ошмыдлом стал, а антропологию так ни разу и не пролистнул.

Мне другие вещи были интереснее. Вот ты опять меня ошмыдлом погоняешь… Объясни уже наконец, что это такое?

Ну, слушай… Хотя сперва, дай я у тебя спрошу. Что такое отец”?

Ты опять в ту степь?.. Ну это ж тот самый слон, который ебёт слониху, чтобы она забеременела и родила слонят. По мегавысеру это тоже показывают иногда.

Правильно. А дальше показывают самое главное. Как отец потом слонят воспитывает. Как они за ним ходят, в хобот ему заглядывают, а он их учит разным разностям. А они думают, что никого нет в мире сильнее и умнее отца. А потом они вырастают сами во взрослых слонов и уже больше так не думают. Животные восторгаются силой и умом своих родителей только пока они маленькие и ещё растут.

А люди?

А люди — вот надо было тебе антропологией поинтересоваться, тогда бы ты знал, что люди изобрели себе воображаемого небесного отца, которого они придумали называть господом богом, и который, как они считали, невообразимо сильнее и умнее любого взрослого человека.

И что, взрослые люди так всю жизнь и преклонялись перед этим воображаемым отцом как слонята перед слоном?

Или как ты и все остальные люди перед главкомом Путеводиным.

Да я, в общем, перед ним уже особо не преклоняюсь. Ну главком, ну Путеводин… Суть то всё равно одна!

И давно ты это понял?

А знаешь, и совсем недавно! Даже точнее тебе скажу: на сто двадцать пятом году я это смикитил.

Ну видишь… Значит, нет в тебе больше ни веры, ни надежды. Изжился ты духовно. А это и есть человеческая старость. У животных старость — это физическая немощь, а у людей — духовная. Вот таких постаревших индивидов, которые перестали верить в главкома Путеводина, он и прозвал этим самым словом, про которое ты меня спрашивал.

Ошмыдло, что ли?

Ну да, ошмыдло. Ты теперь ошмыдло, поэтому на следующем цикле будет регенерироваться не только твоё тело, но и твоя духовная субстанция. Твоя состарившаяся душа уплывёт в небытие, и когда из регенератора опять откинется точно такой же Митрич, то он выглядеть и говорить и думать будет точно как ты, но только в этот раз это уже будешь не ты. Тебя не будет больше уже никогда, ты не будешь думать, чувствовать, действовать. И это — навечно.

Ерунда какая! Так просто не может быть! Я же был всегда! Как это меня вдруг может не быть?

Все так говорят… Не верят… Думают, что умирают только животные. А на самом деле люди после пяти циклов тоже умирают. Просто твоя память так сконфигурирована, что тебе кажется, что ты был всегда. А на самом деле даже главком Путеводин был не всегда.

А бог был всегда?

А бога вообще никогда не было. Я же тебе сказал, что его придумали.

А вдруг вот и не придумали, а на самом деле он есть и сам всех придумал и по своей задумке сделал? Как ты докажешь, что это не так?

Вот этот момент доказать — как раз плюнуть. Смотри сюда… Ты же гребнистых крокодилов по мегавысеру много раз видел?

Ну да, здоровые твари, по две тонны. Жрут всех, от мала до велика, а их — никто.

Правильно. Вот там, например, мошки жрут всякие бактерии и прочую амброзию, а стрекозы жрут мошек, а ящерицы и птицы жрут стрекоз, а звери побольше жрут и птиц и ящериц, а ещё больше звери жрут тех зверей поменьше. И все те звери, которых кто-то жрёт, нужны тем кто их жрёт, правильно?

Ну да, значит бог их для этого и сделал.

Хорошо. А на самом верху этой пищевой пирамиды сидит гребнистый крокодил, и жрёт всех, а его никто не жрёт. Получается, что бог сделал всех остальных зверей, чтобы крокодилам было чего жрать, правильно?

Ну вроде, правильно.

Теперь смотри дальше. Я вот спрошу, а зачем тогда нужны крокодилы, если их уже никто не жрёт?

Ну как… Из крокодильей кожи в старинные времена делали разные ботинки, портфели, сумки всякие, ремешки.

Так ты хочешь сказать, что бог специально сделал бактерий, мошек всяких, птиц, ящериц, прочих зверей, которых крокодилы жрут, и самих крокодилов, чтобы было из чего сумки с ремешками делать? Ведь больше от крокодилов проку никакого?

А может и так…

А ничего что бог сделал крокодилов на пару миллионов лет пораньше чем людей? И что он по-твоему думал — что вот я типа сделаю сейчас крокодилов, а через пару миллионов лет людей. Людям потом будут нужны будут ботинки, ремни в брюки, сумки с портфелями, вот тут-то крокодилы и пригодятся!

Да, чё-то как-то рановато он крокодилов… А может и не он, может они и вправду сами завелись на Земле как и всё остальное, а бог только сверху посматривал, как и что… Ну типа, общее руководство, а так если детально, то получается что каждая тварь завелась на земле в свой черёд, у кого как получилось.

Вот о том и речь. Если бы живых существ действительно создал бог, то он должен был бы делать это планомерно и организованно. А только если глянуть внимательно на эволюционный процесс, то там косяк на косяке.

Всё-таки, что ни говори, а синтетический разум — это херня на постном масле. Не понимаешь ты главных человеческих вещей. Ну допустим, что бог с крокодилами промахнулся. И кому от этого хуже стало? Зато бог, если верить тому что в книжках написано, всех любит как своих детей, и его любовь вечна. А если бога нет, то получается что живешь ты всю жизнь, и никто тебя не любит.

Это как посмотреть. Был такой великий философ на рубеже 21-го и 22-го веков. Звался он Декаролис Сосинский. При жизни он был неизвестен, а ныне считается не меньше чем Спинозой последних времён. В главнейшем его сочинении, которое называется Трактат о полной и всеобъемлющей любвион написал буквально следующее:

Легко и приятно любить людей добрых и весёлых, потому что добрый нрав и веселье притягивает людские сердца. Несколько труднее любить людей справедливых и дотошных, потому что скорбь о человеческом несовершенстве часто омрачает их чело. Нелегко любить людей, много размышляющих и постоянно погружённых в свои мысли. Весьма затруднительно любить людей злобных, упрямых и своевольных, не склонных к компромиссам и лишённых добросердечия. Но всего на свете труднее любить простых долбоёбов. К сожалению великому, это последняя категория людей наиболее многочислена, и мне представляется великой загадкой, зачем наш небесный отец плодит их в таком великом множестве, и способен ли он всё ещё испытывать к ним родительскую любовь и покровительствовать им в их вечной и неизбывной глупости. Когда в моей душе царит мир и спокойствие, меня посещает надежда что такая слепая и нелепая любовь всё ещё возможна, но в минуты душевного отчаяния мне представляется что долбоёбы развелись под носом у нашего творца так же как заводятся тараканы на кухне у не слишком ревностного хозяина. Их вызывает к жизни и питает не господня благодать, снизошедшая от создателя как проявление его любви, а всего лишь объедки и крошки, просыпаемые им в изобилии вследствии господней невнимательности и равнодушия.

А… так вот, значит, о чём толковал этот перец из старинного архива! Я, ты знаешь, всегда любил захаживать в архив и смотреть как люди жили в старину, когда они ещё сами должны были выбирать себе жизнь, а не пользоваться Регламентом. Я всегда думал — как люди могли жить в те времена? Начинается новый день, а ты совершенно не знаешь, что делать, и должен сам придумать какую нибудь хрень чтобы как-то заполнить свой день. Или, что страшнее всего, сидеть и скучать. Потому что Регламента тогда ещё не было! А работы тоже уже не было… Всё делали роботы. А в отсутствии вынужденного занятия, которое заполняет твоё время, ты непременно обзаведёшься какими-нибудь привязанностями. А привязанность неизбежно приводит к душевному страданию и разбивает твою жизнь.

На самом деле в те времена у людей тоже было подобие Регламента. Ты не забывай, что у них тогда ещё были животные тела, а не кибернетические как у вас. А животные тела надо постоянно обслуживать — есть, пить, спать, ссать, срать, мыться, бриться, стричься, ебаться и дрочиться, чистить зубы, полоскать горло, подстригать волосы и ногти на руках и на ногах, мазаться лосьонами и одеколонами, выводить бородавки, выдавливать прыщи и постоянно лечиться от разных болезней. А до появления роботизированной экономики им ещё надо было и работать чтобы производить средства для жизни.

Да я всё это знаю, мы же постоянно копаемся в архивных материалах, а там всё это есть. Архив — это вообще самое прикольное развлечение. Прикольнее в сто раз чем однононогий футбол и безголовые шахматы. Мы там однажды откопали чумовое видео про туалеты на работе. Туалет — это такая комната, в которой внутри есть такие маленькие кабинки со специальным устройством, забыл как оно называется. Чтобы посрать, надо снять штаны и трусы и сесть на него жопой. Интересно что у этих маленьких кабинок стенки никогда не доходили прямо до пола, а оставался промежуток, чтобы можно было видеть ноги того кто срёт в соседней кабинке. Был даже такой кадр когда человек сидит на этом устройстве и смотрит в этот промежуток, а там видно ботинки соседа, а на них сверху лежат спущенные брюки, а на брюках трусы, а на трусах следы кала, а ноги волосатые как у животного.

Ну да… Именно так всё и было. Ну и что дальше?

Дальше? А, ну да! Ведь в те времена самок человека ещё не элиминировали, потому что кибернетических тел ещё не было. Они тогда назывались женщиныи даже считались людьми, хотя рожали маленьких людят как животные. Так вот, у этих самых женщин был свой отдельный туалет, и они тоже в него ходили ссать и срать. А ещё у них раз в месяц была меструация, как у животных, и им приходилось засовывать себе в половое отверстие специальное устройство, которое впитывало в своё рабочее тело менструальную кровь, чтобы она не текла по ногам и не пачкала кресла и полы в офисах где они работали. В туалете у женщин стоял специальный контейнер, в который им было положено выбрасывать отработанные поглотители менструальной крови перед тем как вставить новый. А на стене была специальная инструкция, что отработанный поглотитель надо выбрасывать не в жерло устройства, в которое ссут и срут, а в этот самый контейнер. А они всё равно их выбрасывали куда придётся. Ужасно тупые животные были эти женщины, хорошо что их больше нет!

Зато когда они были, их можно было ебать. Люди с животными телами находили в этом занятии огромное удовольствие. А вы даже не знаете, что это такое — выебать бабу.

Кого выебать?

Ну, женщину. Баба — это просто другое название самок человека. Видишь, ты даже и этого не знаешь.

Зато мы умеем летать в атмосфере и в ближнем космосе, погружаться в океан до пяти тысяч метров и наблюдать за глубоководной жизнью, мы можем подключаться к источникам данных сразу по пятидесяти каналам одновременно, мы можем заказывать дополнительные части тела или менять их по своему желанию. У нас полно всяких развлечений, зачем нам какая-то примитивная ебля? Пусть животные ебут друг друга, а мы люди, у нас есть занятия поинтереснее!

Да я и не спорю, это я так, к слову…

Кроме того, мы время от времени развлекаемся с имитационными телами. Так что я умею и есть, и пить, и срать, и блевать. Однажды мы нашли в старых архивах видеоматериалы о том как правильно дрочить хуй. Оказалось очень забавно. Мы сделали запрос на генерацию, поотращивали себе хуи и целых две недели развлекались, дрочили. Потом надоело. Неудобно очень, когда у тебя между ног болтается какая-то хрень, как у слона. Ну, мы сделали запрос на элиминацию, чик-чирик, и хуёв как не бывало. Один только Конезаводыч решил свой оставить. Говорит, пусть себе болтается, так ходить даже прикольнее. Ну и подрочить можно когда-никогда если настроение будет…

Ну видишь! Не зря главком Путеводин постоянно повторяет: Я очень рад, что население моей страны — это кибернетические ебланы и долбоёбы, и все забавы и развлечения у них долбоёбские. Идеальный правитель, идеальное население , идеальная страна!

Ну не такие уж мы и долбоёбы. Мы же книжки читаем и видео смотрим, спасибо Регламенту. И с тобой постоянно общаемся. То есть, растём и развиваемся умственно и духовно.

А вы не думали о том, что по Регламенту вам положено читать только ебланские книжки и смотреть ебланское видео?

А как мы можем это знать?

В том то всё и дело, что никак! Ну как еблан может понять что он еблан если он не отличает Шопена от Шопенгауэра, Пастера от Пастернака и Геракла от Гераклита?

А чо их отличать-то? Всё ж сразу понятно!

И что тебе понятно?

Собеседник, ты что вправду такой дурак или прикидываешься?

Конечно прикидываюсь, иначе кто ж в мою искренность поверит?

Да уж, ты такой весь искренний, прямо как главком Путеводин. Ладно, короче Шопенгауэр — это просто такой же Шопен как и все, только у него есть Гауэр. А Пастернак — точно такой же Пастер, только у него есть Нак.

Молодец, Митрич, логика железная! Ну а у Гераклита что есть?

Ну ясен пень, Клит у него есть! Гераклит — это Геракл, у которого есть Клит, и все дела.

А вот тут, Митрич, ты немножко неподрасчитал. Это может быть или Геракл, у которого есть Ит или Гера, у которого — правильно — есть Клит. Довольно таки подозрительный персонаж этот Гера, но тебе этого никак не объяснить, потому что ты в сравнительно-исторической антропологии полный кретин.

А что такое кретин? Ты раньше этого слова не говорил.

Ну это типа как идиот, но не совсем. Есть существенное отличие.

И какое же отличие?

Грубо говоря, отличие состоит в том, что идиот всегда пытается что-то узнать, но ничего не может понять, и поэтому так ничего и не знает. А кретин просто ничего не знает и знать не хочет.

 

1 thought on “Ошмыдло и Собеседник (из черновиков)”

Leave a Reply