Эффект Вентилятора. Часть вторая.

Если мы посмотрим на страну, на государство, даже на весь мир как на личность, на одного человека, то увидим удивительную картину: этот человек, ещё далеко не удовлетворив и не обеспечив свои жизненные потребности – в жилье и бытовых условиях, в достатке, в безопасности, в здоровье и стабильности, почему-то забывает об этих насущных потребностях и старается удовлетворить совершенно иные потребности, далеко не столь насущные.

А именно, он пытается повысить свой статус в глазах других людей, и ищет разнообразных развлечений. И то и другое тесно взаимосвязано. Чем дороже стоят развлечения, тем больше они повышают статус тех кто таким образом развлекается.

Самое удивительное в том, что наш коллективный индивид ничтоже сумняшеся одалживает себе денег на статусные развлечения из тех сумм, которые он ещё не заработал, и которые даже будучи заработаны должны были быть потрачены на жильё, здоровье, безопасность, образование, страховку от несчастных случаев и так далее.

При этом, что ещё более удивительно, чем больше наш индивид тратит ещё не заработанных денег на свои статусные развлекалочки, влезая по уши в неоплатные долги, тем богаче он себя считает!

Не может быть! – воскликнете вы. Да, на уровне индивида такое представление о богатстве может иметь только помоешный негр, вставивший себе в долг золотые зубы и купивший на остатки кредита золотую цепочку и фальшивый ролекс (и выражаемое американской идиомой “nigger rich”).

Но на уровне страны и мира так думают все образованные люди, включая дипломированных экономистов, философов и футурологов. Игра в статусные развлекалочки захватила тотально всё общество и настолько затмила коллективный человеческий разум, что потребители свято верят что нахватанные ими кредиты, которые они бездумно тратят на статусные удовольствия – это не убыток, который рано или поздно придётся покрывать, а богатство!

Они верят в этом только потому что их долги упакованы в долговые бумаги, которые торгуются на рынке и имеют достаточно высокую доходность. Они не понимают, что доходность всегда связана с риском невыплаты.

Они видят громадный, невыплачиваемый государственный долг, но не понимают что именно в него в конце концов стекаются все невыплаченные долги безответственных граждан, которые проиграли, пропили, просрали, проебали, простадионили и прокруизили громадные деньги, которые должны были быть потрачены не на круизные суда, не на самолётный парк для вялотекущих туристов, не на казино, не на производство статусных вещиц, а на надёжную социальную инфраструктуру.

На здравоохранение, чтобы не приходилось ввозить медсестёр из Филиппин, а готовить своих. На доступное и высококачественное образование, чтобы готовить своих программистов, а не ввозить смуглявых индусов, изгавнявших своим омерзительным кодом всю ИТ индустрию. На страховое дело, чтобы страховки были не фикцией, в которую они превратились, а надёжной защитой для населения.

Мировое сообщество ослабоумело и превратилось в малолетнюю дитятю, которое не умеет само себе поменять ссанные штанишки, но при этом безудержно хочет играть в дорогие игрушки, кушать сладкие вкусняшки, развлекаться вдрызг, и слушать непрерывный поток комплиментов, какое оно замечательное.

Теперь, когда в дело вмешался коронавирус, этому перезрелому слабоумному дитяте приходится резко взрослеть. Это дитяте ещё не может взять в толк, что играло оно очень по детски, но обосралось вполне по взрослому. И что никто не придёт и не поменяет ему обосранные штаны, и его жопа будет гнить, пока оно не поймёт, что помощи не будет, и не научится стирать свои обосранные штаны самостоятельно.

Теперь, когда огромная неисчислимая армия развлекалочников осталась не у дел из-за маленького вируса, это дитяте никак не может решиться продолжать тратить на них деньги, хотя без денег они все вскорости посдыхают.

Удивительно и безобразно! Когда общество занимало само у себя в долг чтобы щедрой рукой платить развлекалочникам за развлечения, оно считало что развлекательная часть экономики это один из важнейших факторов её роста.

Теперь же когда не надо тратить денег на обслуживание круизных судов, самолётного парка, бесчисленных гостиниц для вялотекущих туристов, ресторанов для гурманов, казино и кинотеатров для щекотания нервов, а надо всего лишь выплачивать отступные всем работникам, которые запускали всю эту блядскую карусель по кругу, общество и правительство никак не может решиться на эти выплаты.

Хотя денег то теперь надо всего лишь на то чтобы эти люди могли толково пожрать, полечиться и заплатить за жильё и прочие бытовые расходы. И переобучить этих людей, научить их делать что то полезное, что то действительно необходимое в тяжёлые времена.

Денег для обеспечения и переориентации этих работников надо на порядок меньше чем тратилось на развлекалочки, но давать эти деньги всем очень неохота. Объяснить почему?

Потому что раньше за эти деньги можно было получить развлечения, а теперь надо давать деньги просто так – думаете вы.

И думаете вы абсолютно неправильно. А правильный ответ – потому что на деньги, выдававшиеся в долг и потраченные на развлечения, можно было оформить долговые бумаги, и эти бумаги торговались на финансовом рынке наравне с настоящими деньгами. Эти бесцельно потраченные деньги считались не убытком, а приобретением! ДОХОДОМ, БЛЯТЬ!

А нынешние гораздо меньшие деньги, которые точно так же надо дать в долг всё тем же людям, но теперь уже не для развлекалочек, а для сугубого выживания в суровой и опасной среде, в которую превратился наш мир, когда в него внедрился новый вирус – эти деньги доходом считать уже никак нельзя! Эти деньги списываются безвозвратно. Именно поэтому никто и не торопится давать эти деньги нуждающимся.

Вот именно этот системный парадокс, парадокс финансового, экономического, социального, профессионального и бытового мышления современного общества и привёл к той самой ситуации, которую я для краткости назвал Эффект Вентилятора.

Этот эффект зиждется на отсутствии твёрдого логического и ситуационного фундамента в человеческом мышлении. Эффект Вентилятора показывает нам как характер образуемого долга определяет его восприятие и толерантность к этому долгу.

К долгам, сделанным в поисках развлечения и повышения статусной привлекательности, у общества потрясающе высокая толерантность. Эти долги упаковываются в доходные бумаги, и общество верит, что по этим бумагам можно будет получить деньги от тех, кто предпочитает тратить время, деньги и силы на развлечения чем на воспитание, образование, профессиональное обучение, повышение культуры и простой грамотности, и другие никчемные вещи.

Точно так же у общества исключительно высокая толерантность к жертвам дорожных аварий – сорок тысяч погибших на дорогах в год в США не вызывают никаких демонстраций протеста, никаких движений активистов, как не вызывают его полсотни тысяч ежегодных смертей от обычного сезонного гриппа.

Но мизерная на фоне этих ежегодных потерь цифра в три сотни авиапассажиров в самолёте, который взорвали убогие исламские террористы, вызывает в обществе небывалый шок, скорбь, панику и истерию.

Опять таки, сорок тысяч человек убили на дороги свои же. И отнюдь не по злому умыслу. Это нормально. А триста человек, которых убили какие то пришлые пидарасы с бородами и в чалмах – это ненормально, страшно, и ради борьбы с терроризмом американец уже готов поступиться и деньгами, и гражданскими свободами, хотя он абсолютно не готов поступиться ими ради борьбы с дорожными смертями или с сезонным гриппом, потому что установка ограничителя скорости в персональном авто или закрытие аэропорта на карантин в период эпидемии гриппа – это покушение на конституционную свободу!

Вот так и деньги… Как говорит пословица, занимаешь чужие и на время, а отдаёшь свои и навсегда.

Но когда имя и SSN бездумного заигравшегося заёмщика можно вписать в бумагу, по которой он – чисто номинально! – должен якобы отдать сумму займа СО ВКУСНЫМ ПРОЦЕНТОМ ПО КРЕДИТУ, этот бездарный, убивающий духовное, культурное и профессиональное развитие индивида и общества в целом самообман, который отрывает крылья прогресса у экономики и вместо них приколдымбывает ей шаткие ходули из никчемных долгов…

долгов, понаделанных тупыми жывотными, которых всеми силами отучали, и таки отучили! Отучили учиться и работать, и приучили брать в долг и развлекаться…

И вот эти-то позорные невыплачиваемые долги, долги с гнусной аморальной историей возникновения, взрослые почтенные люди, обременённые дипломами, учёными степенями и нобелевскими премиями считают ни более не менее как ключевым фактором развития экономики.

Этот длительный и беспрецендентный коллективный самообман, помноженный на всего лишь один летучемышкин вирус, в конце концов и привёл к Эффекту Вентилятора. Ходульная развлекалочная экономика сдулась в единый миг.

И в тот же самый миг стало ясно, насколько непрочной, небезопасной, ненадёжной и непродуманной оказалась социально-экономическая система, в которой главным и по сути ЕДИНСТВЕННЫМ стимулом являлась вожделенная морковка статусных развлечений, которую покорёженный ковидом Большой Вентилятор совершенно неожиданно снёс неконтролируемым движением лопастей – к хуям собачьим!

Ещё раз подвердив давно известную истину: пренебрежение моралью и здравым смыслом ради сиюминутной выгоды и сиюминутного кайфа ни к чему хорошему не приводит. Слово “проебали” были придумано далеко не зря, и к этому слову не надо было забывать прислушиваться.

Есть и ещё более удивительная вещь. В каждой стране есть зелёные человечки, которыми руководит министр обороны. Эти зелёные человечки играют в жутко дорогие игрушки – авианосцы, самолётики, танчики, подводные лодочки и ещё много всего. И в том числе кстати и лаборатории, в которых люди в белых халатах под присмотром зелёных человечков выводят такие вирусы, по сравнению с которыми нынеший возбудитель ковида покажется детской игрушкой и пустою забавою.

Но если один единственный вирусок – из ящика с военными игрушками – способен нанести в тысячу раз больше вреда, который сейчас наносит ковид, то спрашивается…

Спрашивается, как люди собирались применять все изготовленные военные игрушки друг к другу с какой-то очевидной выгодой и с приемлемым риском если один маленький мутант, сорвавшийся с хуя летучего мыша навёл такой хипеж во всём мире?

Неужели, сцуко, не понимали, неужели не просчитывали что любое применение таких игрушек в условиях глобализованной экономики, усаженной на наркотическую иглу потребительских кредитов, вызовет глобальное обрушение этой экономики, которые никому никакой выгоды не принесёт?

Наверняка понимали. И всё равно продолжали пополнять ящик дорогостоящих военных игрушек чтобы запугивать ими друг друга и таким образом выторговывать себе преференции на мировом рынке.

Вопрос – а не слишком ли дохуя экономического, человеческого и научного потенциала тратилось на такое взаимное запугивание?

И если человеческая природа настолько гнусна, что люди не могут договориться между собой иначе как не запугав друг друга до полусмерти, то можно ли было придумать более дешёвые способы запугивания чтобы тратить бесценный общественный потенциал на более дельные вещи – на образовательный, культурный, экономический, технический и социальный прогресс? На биологический прогресс в конце концов!

Ведь не секрет, что человек – это весьма болезненное, неполнокровное, нестабильное, несчастливое животное, которое настоятельно нуждается в биологическом улучшении! В улучшении природы и биологии этого животного, которое сделало бы его поведение более разумным, менее охочим на беспутные развлечения, и более осмысленным и ответственным.

Но почему-то человечество окрестило эти вполне благородные задачи позорным словом “евгеника” и считает деятельность такого рода неэтичной и преступной.

При этом создавать всё более изощрённое и мощное оружие считается самым этичнм, благородным и патриотичным занятием.

Интересно будет проследить, как короновирусная эпидемия повлияет на человеческие умы в этом плане. Хватит ли у короновируса сил проесть людям мозги так чтобы они развернули Большой Вентилятор подалее от тупых развлечений и от изобретения всё новых и совершенных способов взаимного уничтожения, в сторону усовершенствования своего биологического и социального устройства…

To be continued…

Leave a Reply

Your email address will not be published.