Тряпичная кукла по имени Фляфля

У неё множество слабостей, и никакой силы воли. Она истеричная и капризная до крайности. Во первых, она жрёт только карбонад. Вынимает из холодильника всю чушку, отколупывает вилкой или длинными наманикюренными ногтями потому что нож надо в столе искать, а лень. Жрёт, чавкает, облизывает пальцы, карбонад назад в холодильник не ставит, забывает. Пьёт всякую дрянь – ягу, колу, ред булл, вперемешку с водкой, пепси, квасом и джином. В компании пьёт чё нальют и всегда на халяву.

Курит только крепкие. Если пацан покупает ей ментоловые или лёгкие, она вешается ему на шею, прыгает норовя уебать ему замызганным каблуком сверху по ноге и визгливо орёт: “Нахуя? Они слабые! Блять! Я ими не накуриваюсь! Нахуя? Они слабые! Я ими не накуриваюсь!”.

Одна понюшка кокса начисто отшибает ей мозги. В этом состоянии она берёт в рот у кого угодно но может поджечь дом или выпрыгнуть из окна.

Довольно часто у неё бывает истерика. В это время она валяется по полу, изгибается дугой, сучит ножками, и громко и матерно требует денег, бухла, кокса, нового модного прикида и человеческого внимания. Дорогу переходить не умеет. Стоит ей выйти на проезжую часть как повсюду раздаётся визг тормозов и злобный водительский мат.

В позапрошлом году она вскрыла себе вены когда её пацан подарил айфон её подружке Ляльке за хорошо исполненный минет а ей велел учиться у Ляльки как надо сосать.

Кто то из приятелей подарил ей по обкурке двухмесячного щенка и мешок сухого корму к нему. Она сунула щенка в ящик из под водки и насыпала туда сразу половину мешка еды прямо в ящик, зато воды вообще не догадалась налить пока щенок не сдох. Потом она ходила с дохлым щенком в полиэтиленовом пакете по всем друзьям и спрашивала, кто подарил, хотела в морду кинуть. Никто не сознался. Потом она решила похоронить щенка у Ляльки в гостиной в горшке под домашним фикусом, но Лялька насовала ей в табло, а дохлого щенка выкинула в мусоропровод.

Она пересмотрела и перечитала всего Гарри Поттера и всем пиздит, что скоро будет сниматься в фильме про Гарри Поттера сама. Она где то достала себе парик с очками и когда надевает их, выглядит как вылитый Гарри Поттер. Метлу для полётов она украла у дворника, но летать на ней ещё ни разу не пробовала.

Самое частое её времяпрепровождение – лежать на диване, хрумтеть чипсы и тескстить по телефону Ляльке и другим подругам. Ещё она часто посещает всякие отстойные кафе и разводит там пацанов на выпивку, сигареты и закуску, общая взять в рот. Потом обычно идёт типа в туалет и по дороге убегает. Два раза ей за это чувствительно помяли вафельник, а один раз отловили и пустили на общак, но это её ничему не научило.

Работать она не хочет категорически. Учиться же она не только не желает, но и вообще органически не способна учиться. Косметикой пользуется варварски. В гостях у Ляльки на вечеринке нарисовала помадой в туалете на зеркале хуй и плюнула прямо на залупу как будто он только что спустил. Лялька ей за это хляснула по еблищу полотенцем, все остальные сперва ржали как пьяные кони а потом по ходу разосрались между собой и тоже начали кромсать друг другу ёбла.

Потом все помирились, выпили палёной водки из ларька, обкурились за неимением нормальной травы какого то гавнища, купленного у незнакомой цыганки, и всё кругом заблевали…

Потом у неё случилось полное безденежье. Хотелось выпить, обкуриться, и нюхнуть, и она дала в жопу какому то азеру за кокс а через пару месяцев стала худеть, кашлять и врачи обнаружили у неё спид. Когда врачи рассказали ей про спид, она дождалась когда предки уйдут на работу, закрылась в квартире, открыла газ во всех четырех конфорках и в духовке и легла на диван.

Когда она пришла в себя и огляделась, то увидела, что она вся сделана из тряпок, а глазки у неё пластмассовые, и она может видеть и слышать всё вокруг, но не может ни двигаться, ни говорить.

Теперь она тряпичная кукла Фляфля, мятая, обсосанная и жалкая на вид. Все её жалеют, берут на руки, качают и гладят, а она молчит. Она по прежнему хочет карбонада, кокса, прады, косметики, хочет чтобы её раскрутили на минет. Она уже согласна и на глубокий, и даже с проглотом. Ещё она очень хочет выпить спиртного и покурить крепких, или обкуриться травкой. Но никто её не понимает и не знает её прошлого, а сказать она не может, и пошевелиться не может, и поэтому ей ничего кайфового больше не обламывается.

Ей ужасно тошно, и больно, лежать на диване, или качаться на чужих руках… Её постоянно хватают, обтрёпывают и обслюнявливают. Один раз хотели у неё выковырять чайной ложкой левый глазик, но не сумели.

Ночью, когда её зашвыривают под стол или под диван, она дико таращится в пол или в потолок, одинокая и страшная в своём недвижимом отчаянии, и вспоминает Лялькины вопли, дохлого щенка, одноразовые шприцы, минеты, блевотину, какие-то подворотни, палёную водку в пластиковых стаканчиках, и осколок ржавого лезвия, которым она резала себе вены.

Завтра утром во время уборки её вытащат из-под стола и выкинут на помойку, но она об этом ещё не знает.