США в преддверии второй гражданской войны

Соединённые Штаты Америки, ещё недавно мировой лидер прогресса и демократии, находится в преддверии гражданской войны. Эта будущая война не обязательно примет формы боестолкновений с применением огнестрельного оружия, но от этого она не станет менее ожесточённой и разрушительной.

Бюрократическая война между ветвями власти, саботирование исполнения административных решений со сваливанием вины на идеологических противников, скандальные судебные процессы, идеологические диверсии, клевета, интриги, очернение и травля противников в прессе и соцсетях, затыкание ртов, подведение под уголовные статьи, использование административного аппарата для расправы с неугодными, провокации, политические убийства и похищения – всё это мы уже видели и раньше, но теперь нам придётся это видеть гораздо чаще.

Список вариантов военных действий можно продолжать бесконечно, но несмотря на их разнородность, все их можно объединить одним термином: ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА.

Полномасштабная информационная война в стране, представляющей собой причудливое сочетание высокотехнологичности и крайнего обскурантизма, где лишь ничтожная часть населения понимает, как работает её инфраструктура, может привести к последствиям, сравнимым со взрывом 50-мегатонной Кузькиной матери приснопамятного Никиты.

Итак, обратимся к истокам нынешней предвоенной, а по сути уже военной ситуации, потому что захват Капитолия отчаявшимися людьми можно считать фактическим началом второй гражданской войны в США.

Как говорил печально известный персонаж, некогда влезший на броневик, «политика – это концентгигованное выгажение экономики». Трудно с этим не согласиться, с единственной однако оговоркой, что экономику никогда нельзя было рассматривать только через призму денежного обращения, а в нынешние времена монетарный подход уже просто некорректен.

Современная экономика с её гибким производством и высокой мобильностью капитала имеет отчётливо информационную природу. Соответственно, долларовые потоки и суммы на счетах есть не более чем следствия обладания субъектами экономики необходимой информацией.

Исходя из этого, можно смело утверждать, что причиной социальной напряжённости является не чудовищное экономическое расслоение населения США, а неравный и абсолютно несправедливый доступ к знаниям, обеспечивающим социальный и экономический успех. За господствующими классами этот доступ закреплён в виде классовой привилегии и обеспечивается лучшими учебными заведениями, многочисленными адвокатами, финансовыми советниками и консультантами.

Неимущие классы не имеют доступа к образованию, не имеют средств для того чтобы нанять консультантов, которые могли бы им помочь сориентироваться в ситуации и найти наиболее подходящую нишу для наилучшего развития и применения своих природных способностей. Право на pursuit of happiness задекларировано в Конституции США, но без чётких и работоспособных процедур его реализации, оно остаётся пустой декларацией, которая ничего не обеспечивает.

Тем не менее, чтобы отчётливо осознавать вышесказанное, необходимо иметь определённый уровень развития и хотя бы зачатки системного образа мышления. А чтобы не только осознавать, но и действовать соответствующим образом, у людкй должно ещё быть, что терять, и за что бороться, чтобы это не потерять.

В современной России экономическое расслоение давно обогнало США, а ситуации раскола общества, классовой борьбы, и начала гражданской войны не просматривается. Объясняется это предельно просто: обнищавшему населению уже нечего терять в социально-экономическом плане, но в физическом плане жить ещё как-то можно. Люди, у которых уже нечего отобрать, но которые при этом ещё не умирают от голода, не имеют никакой мотивации к объединению и совместной борьбе. Они склонны не рисковать своими жизнями, открыто выступая против режима, и пытаются выживать в одиночку.

И напротив, люди, которые привыкли к определённому уровню жизни, у которых в имущественном плане ещё что-то осталось, и которые заработали своё благополучие долгими годами изматывающей учёбы и упорным трудом, не хотят превратиться в подобие российского среднего класса, благополучие которого измеряется способностью купить в конце месяца чекушку водки и полкило колбасы на закусь.

Средний класс в США, который обеднел и деградировал ещё не до конца, отчётливо понимает, что в стране появилась сила, которая поставила своей целью уравнять их доходы с доходами беднейшей части населения, невежественной, ленивой, не способной к обучению и продуктивному труду, и постепенно набирается решимости объединиться в открытой борьбе против этой социалистической напасти, пришедшей в виде союза фанатиков-леваков, засевших в университетах, колледжах и прочих местах, где не требуется напряжённо работать, и люмпенизированного чернокожего населения, которое вообще считает, что оно должно только потреблять по высшей мерке, потому что их предки когда-то поработали на плантациях. Апогеем этой решимости можно считать захват Капитолия. Вне зависимости от судьбы Дональда Трампа, эта решимость будет только расти.

Итак, мы выяснили, что первопричиной нынешней ситуации является чудовищное информационное неравенство между классами населения, следствием которого является имущественное неравенство. В современной Америке уровень свободы и благополучия человека определяется не имеющимся у него количеством долларов, а уровнем владения информацией, то есть умением её добывать, анализировать и использовать для повышения своего материального и социального статуса.

Можно с высокой вероятностью полагать, что основной причиной нынешней социальной ситуации является длительная и последовательная политика технократического обскурантизма. Система распределения знаний в США является крайне закрытой, косной, полной сословных и цеховых ограничений, дошедших в современность из средневековья почти без изменений.

Американский вариант обскурантизма имеет не религиозно-идеологическую, а социально-экономическую основу. Очевидно, что самый действенный метод обезопасить себя и своих детей от возможных конкурентов – это монопольно владеть знаниями и держать потенциальных конкурентов, к которым относится всё без исключения население, в невежестве.

Технические, естественнонаучные и социальные знания являются собственностью узкого круга технократов. Любые знания, которые могут принести их обладателю экономический и социальный успех, держатся в режиме секретности. Все открытия, изобретения, инновации, которые работник умственного труда произвёл, работая на компанию, являются собственностью не этого работника, а компании, и это ограбление среднего класса освящено давней традицией и даже не оспаривается. Обучение же специалистов низового звена вообще проводится таким образом, что до них доводятся только готовые схемы, формулы, протоколы, которые они обязаны применять в процессе труда. Выход из бизнеса компании, где они освоили трудовые процессы, или увольнение лишают их трудоспособности, потому что в другой компании их навыки не применимы, а обучать работников заново компании не любят.

Среднее образование в США не даёт человеку никаких серьёзных знаний. Обучение по сути стало фикцией. Ювенальная юстиция связывает преподавателям и родителям руки. От детей нельзя потребовать учиться старательно и дисциплинированно. В учителя идут полуграмотные лузеры, которые морально сломлены и готовы получать позорные копейки за никому не нужное и никого не волнующее дело – образовательную подготовку подрастающего поколения страны.

Капиталистический рынок создаёт неустранимый перекос в пропаганде ценностей. Движимое им общество держит в секрете любую информацию, которую можно использовать для достижения экономической независимости, но зато обрушивает на население мегатонны соблазнов в виде коммерческой рекламы, прямой и замаскированной.

В капиталистическом, и прежде всего в американском обществе, из человека растят отнюдь не производителя материальных благ, как это тщетно пытались делать в приснопамятном СССР, а Потребителя с большой буквы П. Ему ежесекундно предлагают, предвкушают, нашёптывают, совращают, соблазняют, на что можно потратить денежку. А как стать производителем, как создать свой надёжный и легальный источник дохода, как вписаться в существующую экономическую систему в качестве производителя ценностей и успешно продавать произведённый продукт – это человек должен придумать сам. Если он сам ничего не придумал, ему светит безрадостная и малооплачиваемая роль винтика и шестерёнки в сфере производства или услуг, принадлежащей имущему классу,  да и то только там где его труд обходится дешевле установки и обслуживания промышленного робота.

В полном развитии способностей человека в этом обществе никто не заинтересован. Напротив, господствующие классы заинтересованы в том чтобы человек оставался неразвитым и невежественным, потому что такой человек не может оспаривать их право оставаться элитой.

В результате средний американец вырастает невежественным человеком, не умеющим учиться, приобретать знания и рационально их использовать. Он работает, используя скудный набор трудовых навыков, который он сумел кое-как усвоить, используя свой неразвитый интеллект, который не получал в школе никаких стимулов к развитию. Он живёт не по средствам, потому что тратит гораздо больше чем может заработать при своём ничтожном уровне образования и минимальных трудовых навыках. Он живёт в кредит.

Политика обскурантизма, проводимая технократической верхушкой американского общества не затрудняется, а невероятно облегчается извращёнными представлениями этого общества о свободе личности. Ребёнка нельзя отлупить ремнём за прогулы и систематические двойки и заставить учиться. Ювенальная юстиция тут же отберёт его у родителей. Нерадивого ученика нельзя  засадить за учебники и задачники криком или битьём, застыдить, нажать морально, пропесочить на родительском собрании, потребовать сосредоточиться на учёбе, пригрозить исключением из школы. Ничего этого нельзя! Свобода личности…

И поэтому вырасти грамотными, умными и эрудированными имеют возможность только те американцы, которые по счастью рождения имеют необходимые качества, определяющие успешность в будущей жизни – самодисциплину, ответственность, старательность, обязательность, тягу к знаниям. Остальные дети, многие из которых могли бы успешно учиться, если бы они получали необходимый внешний толчок, стимул, от взрослых, и этого стимула не получившие, вырастают дебилами, человеческим мусором.

Таким образом, успешность американца в будущей жизни при прочих равных условиях зависит от генетики. Генетическая рекомбинация, генерирующая нужные психологические качества, имеет несравненно большие шансы на успех, чем набор генов, обладателям которого нужен волшебный пендель, обеспечивающий старательность в учёбе.

Наилучшие показатели в плане интеллекта, прилежания и тяги к знаниям имеет большая часть ашкеназийских евреев и некоторая часть азиатов. Белые американцы в основном утеряли нужную генетику, а разбодяженные белой кровью потомки африканцев, в просторечии, ниггеры, таковых качеств не имели отродясь, так же как и российская гопота.

И та и другая раса выводилась в условиях рабства, где выживали отнюдь не самые умные рабы, способные к обучению, а самые подлые, хитрые, жестокие и беспринципные — те самые качества, которые в изобилии демонстрируют нам потомки как американских чернокожих, так и российских финно-угорских рабов, освобождённых только в 1861 году. Слишком мало прошло времени чтобы из этих человекообразных обезьян вырастили что-то приличное посредством тщательной и постоянной селекции.

В СССР из потомков крепостных рабов пытались вырастить будущих строителей коммунизма, тогда как в США никто ничего выращивать из ниггеров никогда и не пытался. Результат, тем не менее получился совершенно идентичный. А именно, и те и другие потомки рабов по сути развивались под действием законов Дарвиновской эволюции и выживали как животные — одни в условиях капитализма, а другие в условиях развитого социализма. В результате по сей день и те, и другие по сей день остаются двуногими скотами и де факто являются проводниками законов животного мира в человеческое общество, в тем большей степени чем сильнее их отставание в области знаний и морали от минимальных стандартов, отличающих цивилизованного человека от прямоходящего гоминида без хвоста.

В СССР деградировавшие и оскотинившиеся от советской власти рабочие делали вид что работали, а государство делало вид что им платило. А в Америке негры вместо того чтобы учиться и работать, по сей день представляют себя жертвами рабства, расизма и дискриминации – как шкодная собака нарочито хромает и скулит, чтобы сердобольный хозяин продолжал сыпать ей в миску вкусняшек. В результате образовался целый клан либералов, обосновавшийся в демпартии, которые превратились в профессиональных отбирателей вкусняшек у белого населения, прежде всего у среднего класса, и раздаче их шкодным ниггерским собакам. Сколько вкусняшек при этом прилипает к рукам самих раздатчиков, про то пока только нечистый ведат.

Не вызывает сомнений, что эти жывотные формы выживания, обретшие свои социальные и политические методы и структуры, являются следствием обскурантистcкой политики господствующего класса в США. Следствием этой жадной и тупоголовой политики явилось то, что значительная часть населения превратилась в маргиналов, неспособных оперировать знаниями на уровне цивилизованного человека, и вынуждена была выживать на животном уровне, как собаки.

Сперва эти собаки грызлись между собой, скулили и выли, требуя наполнить миску с кормом, а потом обнаглели и начали чувствительно хватать за лодыжки людей. А “как бы ещё пока люди” проникаются к ним сочувствием и встают перед ними на колени, свидетельствуя этим поступком о своём уровне интеллекта и самоуважения. Ещё немного, и они встанут на четвереньки и будут политкорректно и послушно лаять против расизма, сексизма и прочих измов и кусать тех кто отказывается стоять на четырёх лапах, вилять хвостом перед хозяевами, и лаять на кого укажут, как это делало “агрессивно-послушное большинство” в недоброй памяти СССР.

В столкновении низших животных и высших человеческих форм поведения всегда и безоговорочно побеждает животное поведение, потому что животные формы поведения эволюционно древнее и на порядок эффективнее. Несколько миллионов чернокожих животных быстро и успешно сумели отупить и оскотинить достаточно количество белых, которые называют себя либералами и отстаивают интересы этих животных с животным же энтузиазмом и полном отсутствии критики, как это бывает у психически больного на высоте психоза.

Информационная атака в животном мире имеет весьма прямой, незамысловатый и действенный характер. Собаки обсцыкивают столбики, лавки, кустики и стволы деревьев, помечая свою территорию. Медведи оставляют свои метки на коре деревьев. Кошки трутся башкой о мебель и о своих домашних рабов, помечая их как свою собственность. Точно также большевистские псы обгаживали своей символикой каждую улицу и каждый город, помечая его улицей-ленина, площадью-дзержинского, проспектом-менжинского, ленинградом, сталинградом, ленинабадом и прочими вонючими выделениями коммунистических желёз.

Точно так же американские ниггеры и их радетели методично и политкорректно обгаживают каждый американский город улицей или бульваром извращенца и педофила Мартина Лютера Кинга. Но помечать территорию своими метками – это дело привычное. А вот счищать метки своих конкурентов, разрушая исторические памятники и помечать их поверху своими метками – это совсем другое. А грабить города и мародёрствовать, не боясь полиции, суда и тюрьмы – это уже прямое указание на то, что мерзкие чернокожие жывотные потеряли всякий страх и уважение перед законом белого человека и с удовольствием это показывают, а белокожие трусы и дебилы их морально поддерживают и встают перед ними на колени, раболепно демонстрируя животную позу покорности более сильному зверю. Избушка-избушка, стань ко мне задом, к лесу передом и немножечко нагнись…

Эти факты прямо указывают на растущий уровень интеллектуальной и моральной деградации населения США, которая является системным следствием вышеописанной политики социально-экономического обскурантизма и политкорректной опричнины. Продолжительность и неизменность этой политики, в свою очередь, указывает на снобистскую неразвитость и скудоумие господствующего класса. У скудоумцев тактика всегда одерживает верх над стратегией.

Тактически выгоднее и проще всего держать население в невежестве, чтобы заблокировать социальные лифты и свести к минимуму ротацию элит, обеспечив своё господствующее положение в обществе для себя и своих наследников. Более того, политическая элита вовсю использует ниггеров и прочий люмпен и их идеологических лидеров в качестве политкорректной удавки на свободу слова. Если сравнивать с российской историей, то самым подходящим историческим примером тут будет опричнина. Впрочем, в США есть свои давние традиции охоты на ведьм, и не только в Сэйлеме.

Но стратегические издержки этой политики сдерживания процесса ротации элит с помощью технократического обскурантима, политкорректной опричнины, и разбодяживания сознательного и высокоорганизованного белого населения тупыми и никчемными иммигрантами из чуждых культур, такие как экспоненциальный рост субстандартного населения, его маргинализация и люмпенизация, переход этих страт населения к описанным выше животным стратегиям выживания, психологическое давление пещерной морали и убогого жизненного кредо люмпенизированных масс на остальное население, вызванная этим давлением социальная напряжённость, уже накопились как метан в шахте и в соединении с кислородом грозят взорвать всё американское общество.

В данной ситуации ниггеры, white trash и нелегальные иммигранты — это накопившийся метан, а ультралибералы, леваки и прочая антифа — это кислород. Компоненты уже смешались, и мы находимся в начальной точке объёмного взрыва в американском обществе, который некому остановить. Отсуствуют необходимые для этого знания и опыт, что опять таки является следствием всё той же политики обскурантизма. Многочисленный американский люмпен никогда не читал Собачье Сердце Булгакова, но требует взять всё и поделить – чисто по-шариковски. Американские левые радикалы, ни дня не жившие при реальном социализме, возглавляют и организуют этот люмпен, а люмпен использует свои избирательные голоса, проводя их во власть.

Средний же класс пока ещё отчётливо понимает, что социалистическая делёжка всего будет проводиться исключительно за их счёт, потому что любые экономические санкции против господствующего класса господа компенсируют за счёт основного производителя прибавочного продукта, то есть, за счёт наиболее квалифицированных и высокооплачиваемых образованных работников, выполняющих самые сложные виды трудовой деятельности – среднего класса. Поэтому среднему классу придётся обороняться как от изголодавшегося по красивой жизни разноцветного люмпена, так и от ведущей красивую жизнь финансовой и политической элиты, которая не пожелает поступиться ни единой крохой этой жизни ради своих соотечественников.

Для среднего класса, таким образом, предстоящая война будет самой тяжёлой, ибо объективные условия поставили его в положение Фантоцци, то есть, против всех. Если средний класс проиграет эту войну, США ожидает незавидная участь римской империи. Становой хребет страны, то есть, её производительная мощь, будет сломлен, и победа будет полной и окончательной. Все победят всех, и как говорили древние римляне, “горе побеждённым”. Потерявший свой уровень жизни средний класс перестанет вносить свой вклад не только в социально-экономическое и технологическое развитие страны, но и в поддержку существующей исключительно сложной инфраструктуры. Коллапс самой передовой цивилизации на планете будет быстрым и сокрушительным.

Подытожу ещё раз вышесказанное: нынешнее социальное напряжение в США вызвано обскурантистcкой политикой, проводимой империалистическим истеблишментом, движимым клановым стремлением перманентно оставаться у власти. Эта убогая политика вызвала к жизни люмпенизированные протесты маргиналов со дна общества, которые используются истеблишментом для ущемления свободы слова и прав личности через чудовищные требования политкорректрности, и противостоящих им выступлений белого среднего класса, который хотят опустить на дно общества, отобрав у них остатки экономической свободы в пользу чёрного люмпена и их ультралевых благодетелей.

Наиболее угрожающим фактом является отсутствие в стране людей и сообществ, отчётливо понимающих, что системные ошибки можно исправить только системными методами, и что такие методы являются прерогативой и обязанностью государства. Что только государство может вырвать детей шкодных ниггеров из гетто и целенаправленно вырастить из них сознательных граждан и грамотных специалистов. Потому что в отсутствие таких программ они в своём гетто неизбежно вырастут тунеядцами, ворами, насильниками, наркоманами и бандитами.

Отсутствие людей, чётко понимающих, что системная ошибка в работе распределительной системы в США заключается прежде всего не в неравном доступе разных классов населения к материальным благам, а в неравном доступе к образовательным ресурсам и реальным знаниям, необходимых каждому индивиду для получения достойно оплачиваемой квалифицированной профессии и социальных знаний, а следовательно, и приемлемого уровня жизни и социального статуса.

Отсутствие людей, понимающих что далеко не все люди могут учиться самостоятельно, и многим необходима прочистка мозгов и тот самый “волшебный пендель”. В СССР была блудливая и бесполезная система воспитания людей через пионерские и комсомольские организации, через профсоюзы, партийные организации, собрания, классные часы, товарищеские суды. Была ханжеская и беспомощная забота о человеке, по-советски. В США государство вообще устранилось от воспитания населения и подключается только в том случае когда индивид уже совершил серьёзное преступление, через пенитенциарную систему, когда улица уже сформировала человека преступником, когда уже слишком поздно. Parole officer не заменит в обществе воспитателя, он не более чем вертухай на воле, который смотрит на выпущенного на волю отсидевшего преступника как через глазок в камере. Воспитывать надо было значительно раньше, и это было бы гораздо дешевле, но в США деньги налогоплательщиков всегда тратились самым идиотским и неэффетивным способом.

Отсутствие людей, понимающих, что надо как-то сбалансировать в обществе рекламу о том как со вкусом потратить деньги, с данными о том, как можно стать грамотным профессионалом чтобы эти деньги заработать. Реклама превращает людей в тупых потребителей, она утверждает их в мысли что работа должна быть тупой, тяжёлой и унизительной, и только трата заработанных денег может принести удовольствие. Реклама образования, профессий, знаний на телеэкранах и в Сети практически отсутствует. Роль денег в США настолько гипертрофирована что люди не в силах жить по-человечески и испытывают постоянный стресс, пытаясь заработать как можно больше денег, которые у них пытаются отобрать как можно быстрее через налоги, штрафы и высокие цены на товары и услуги. Должно быть, этот стресс является основной причиной того что 18 процентов взрослого населения США страдают серьёзными психическими расстройствами, но и тут никто не видит проблемы и не бьёт тревогу.

Отсутствие людей понимающих, что образование не может быть дорогим товаром, не доступным по цене рядовому покупателю. Что абсолютно необходимо бесплатно учить всех желающих и способных учиться людей за счёт средств налогоплательщиков, дать им возможность приобретать знания и профессиональные навыки, которые потом вернутся в экономику многократно, а не плодить на эти деньги всё больше ниггеров и прочего двуногого зверья, которое не способно к продуктивному труду и честной жизни, и  исходит бешеными слюнями на рекламу красивой жизни, требуя немедленно “взять всё и поделить”. Большинство этого зверья в итоге попадает в тюрьмы, где они и получают своё первое образование и вполне определённое воспитание, после чего воспитывают подобным же образом молодняк, уже на воле.

Тюрем в США уже больше на душу населения чем любой другой стране, но продолжает не хватать, потому что вышеописанная социальная система плодит всё больше субстандартного населения, которое целиком уходит в криминал. “Feral niggers”, одичавшее чернокожее зверьё, предоставленное само себе в своих анклавах как фавелейро в бразильских фавелах, и латиноамериканская двуногая нечисть, просачивающаяся через дырявые границы и находящаяся на территории США нелегально, размножается значительно быстрее чем способность пенитенциарного по своей сути государства строить для них специализированные зоопарки за рядами колючей проволоки, с вышками и многочисленной охраной.

Проблем столько что в одной статье их все даже бегло не охватить. Всё что мне удалось сделать в этой статье — это дать самое поверхностное описание существующей системы, которое в определённой степени даёт понять, что дикий, нецивилизованный капитализм порождает дикое же население, что самоустранение государства от работы с человеческим материалом, от последовательного и методичного воспитания своих граждан на всех уровнях, начиная с рождения, до уровня полицейско-пенитенциарного государства, порождает опасное социальное расслоение в стране и сответствующую реакцию невежественных и малообеспеченных классов населения в виде стремления к дикому шариковскому “взять всё и поделить” социализму, и что этот шариковский социализм может чрезвычайно быстро разрушить существующие социальные связи и традиции, на которых зиждется и без которых моментально обрушится  американская экономика.

Как гласит известная пословица, “When you have you head in the lion’s mouth you have to pull it out very carefully!”. Что же касается социализма Маркса Энгельсовича и Полиграфа Полиграфыча, то поделить конечно можно, но только один раз, а дальше делить будет уже нечего, и сосать вяленький придётся всем. Один известный академик высказал сакраментальную мысль: “каждая сложная проблема имеет очень простое, очевидное и эффективное неправильное решение”, и это решение, похоже, всерьёз будет проводить в жизнь коррупционер Байден и разношерстная команда дегенератов и извращенцев, которых он выбрал себе в помощники по партийно-половому признаку.

Действительность, конечно же, намного сложнее и многограннее моего описания и будет развиваться по своим законам.