Из старинного, никогда не опубликованного: Второй исторический подгон. Тертуллиан.

2. Второй исторический подгон. Тертуллиан.

…ибо не можем мы начать возводить стены и купол новой религиозной концепции, пока не заложим для неё мощный и надёжный фундамент…

Единственным возможным фундаментом для веры является разум. Альтернатив ему нет, и быть не может. Разум и вера являются важнейшими блоками, из которых выстроен величественный храм человеческого духа. Не может быть разума без веры, и не может быть веры без разума. Оторванные друг от друга, обе эти духовные сущности теряют свой смысл.

Наличие интеллекта и всех производных над ним – труда, сложной социальной организации, культуры, науки, всей цивилизации – это то единственное качество, которые выделяет человека как совершенно уникальное животное из всего класса млекопитающих.

Если человеческий интеллект неожиданно исчезнет, то что останется тогда от человека? Злобная безволосая вонючая обезьяна, которая массово вымрет всего за несколько месяцев. Именно это нам и предлагают:

Надо веровать и стать безумным, чтобы быть мудрым (1 Кор. 3, 18). Иначе мир своей бетонной логикой раздавит твою логичную веру, и твой дом рухнет, и разрушение его будет велико (см.: Лк. 6, 49).

Вот так, блять. “Благословен Господь, перепутавший мысли человеческие!” (с) Ткачёв.

Итак, что мы видим? А видим мы что еблан и долбоёб не может соединить свою вколоченную в семинарии веру с собственным скудным умишком, и решил так: за веру мне платят бабки, так что лучше перестать дружить с головой, чтобы сохранить доход и жить в мире и спокойствии. Хотя согласно его теории, надо его голым в Африку пустить – в компанию местных племён, которые разум ещё не преодолевали в виду отсутствия последнего.

Как говорят специалисты по вооружениям, нет страшнее оружия чем безбашенный танк (с). И этот танк ездит по истории христианства уже бездну веков. Зовётся этот танк Квинт Септимий Флорент Тертуллиан. Именно ему приписывают такие перлы как:

“Не можешь быть истинно мудрым если не покажешься безумным в глазах мира, веря тому, что мир именует безумием в Боге”.

И ещё фразочка:

“Я не нахожу лучшего предлога к посрамлению себя, как, презирая стыд, быть свято бесстыдным и счастливо безумным. Сын Божий был распят: я того не стыжусь, потому что как будто бы надобно стыдиться. Сын Божий умер: надлежит тому верить, потому что разум мой возмущается против этого. Он восстал из гроба, в котором был положен: дело верное, потому что кажется невозможным”.

Историки богословия утверждают, что именно этот пассаж Тертуллиана был впоследствии перефразирован в жуткий демотиватор ставший легендарным афоризм: “Верую, ибо абсурдно”.

Очевидно, что идея презрения к таким человеческим качествам как стыд и разум ради якобы восприятия чего-то сверхъестественного божественного исключительно вредна. Ведь человек, отринувший от себя стыд и разум – это чудовище, способное на всё. Но клерикальным иерархам это выгодно, потому что такой подход позволяет им манипулировать человеческим сознанием, совершать без стыда и сожаления тягчайшие деяния и не испытывать раскаяния, а в случае когда их застукают и призовут к ответу, раскаяться, поплакать и объяснить свои преступления помрачением рассудка, вызванным профессиональной деятельностью.

В секулярной среде человека, который напрочь отбросил и разум, и стыд, характеризуют кратко и убийственно: “Охуел до святости”.

Тертуллиан положил начало отвратительной подмене понятий, завершившейся изгнанием из разумного обихода нормального представления о святом, святость которого основана на ясном уме, многомудрости, скромности, терпении и терпимости, требовательности к себе и разумной вере, не вступающей в противоречие со здравым смыслом и рассудком — и подмене его впавшим в экстаз охуевшим жывотным, отбросившим стыд, пренебрегающим здравым смыслом, открыто и бесстыдно эксплуатирующим паству, прикрываясь церковным саном.

Отбросив стыд и разум, можно делать многое: сжигать на кострах людей, топить гугенотов в Сене, прибыльно торговать отпущением грехов, запрещать нормальным мужикам ебать баб и вместо это ебать мальчиков в шоколадный глаз – и многое другое чем славится католическая церковь.

Вера непременно должна быть разумна, чтобы удерживать человека от зла, а не подталкивать его к нему, отвергая разум и стыд. Более того, вера должна помогать человеку сохранять Разум. Только тогда есть какая-то гарантия для человечества выжить физически, не говоря уже о том чтобы спасти свою душу в мире ином.

Ведь что есть у человека кроме разума? Если отринуть разум, то ведь собственно и спасать человеку уже нечего, ибо без разума от души ничего не остаётся – только низшие эмоции, не отличающиеся от таковых у животных.

Тертуллиан пробил в общественном сознании дыру в преисподнюю. Через эту страшную пробоину в трюмы корабля цивилизации непрерывно хлещет тяжёлая вода мракобесия и самого страшного вида безумия – добровольного безумия.

Необходимо прекратить отплясывать вокруг этой дыры шаманские пляски с бубном, а собраться с силами и заткнуть её раз и навсегда. Заткнуть накрепко не только дыру, но и тех, кто сытно кормится вокруг этой дыры, оболванивая обывателей, лишая их разума и стыда, и наживая на этом лёгкие и бесстыдные деньги.

Идея жертвы в новой религии – разумная жертва. Избавление от уродов, отнятие жизни у тех, кому природа не дала полной жизни, а никак не наоборот – принесения в жертву полноты жизни и даже самой жизни добропорядочных и разумных людей ради процветания уродов.

У религии есть две сильных стороны:

  1. Религия является одним из наиболее мощных средств воздействия на психику человека и его поведение.

  2. Религия даёт человеку чувство защищенности перед такими пугающими явлениями как тяжелая болезнь, старение и смерть.

Но у современных религий есть множество слабых сторон.

  1. Религиозные догмы противоречат научным теориям и вызывают у приверженцев научной истины отрицательное отношение к религии, а у религиозных людей – негативное отношение к науке.

  2. Различные религии плохо уживается между собой и вызывают конфликты и религиозные войны.

  3. Религия совершенно необосновано расходует силы, время и материальные ресурсы людей на отправление культа и выполнение ритуалов.

  4. Религия обращается к подсознанию человека, к его эмоциям, но совершенно игнорирует человеческий интеллект в виду того что религиозные догмы противоречат не только научным данным, но зачастую и здравому смыслу.

  5. Религиозные идеи часто используются с целью манипулирования людьми для чьей-то персональной выгоды.

Религиозным процессом в обществе должен управлять не лидер, но процедура.

Необходимо исключить ритуалы и культ и заменить их рациональными действиями.

Идеология необходима прежде всего для поддержания высокого морального уровня элиты.

Идеология не должна выдыхаться, теряться, размываться, чтобы элита не расслаблялась и не гнила. Идеология должна передаваться через поколения без ереси и искажений.

Ни в коему случае нельзя допускать дробления на секты.

Религия не является религией если она не в силах запретить производство и потребление предметов роскоши, запретить статусное потребление, и строжайшим образом установить верхние границы индивидуального потребления. Религия – это прежде всего учение о скромности, преодолевающей потенциальные физические возможности, как о мере человеческого величия.

Что такое роскошь: это предмет, который изготовлен так чтобы не просто выполнять свою функцию, но и сообщать данные о социальном и финансовом статусе владельца данного предмета. Кроме того, предмет роскоши – это устройство, функциональные возможности которого выше тех, которые могут быть использованы в процессе практической эксплуатации данного устройства. Например, суперкар не может ездить по обычным дорогам на полной скорости, значит это предмет роскоши.

Любая игровая установка, в которой игровые действия не являются обучающими – предмет роскоши.

Необходимо различать постоянные сущности и временные явления, под них маскирующиеся. Так например, Маркс и его последователи посчитали, что у рабочего класса нет собственнического инстинкта только потому что его этой собственности лишили напрочь, и поэтому их коллективное поведение качественно иное чем поведение собственников, и таковым останется в любых условиях. На самом деле, поведение рабочих было продиктовано ситуацией, и при изменении ситуации оно соответственно и поменялось. Точно так же готовность христиан оставить свою рабской и нищую жизнь, полную унижений и переместиться в царствие небесное резко поубавилась, когда у них в жизни добавилось комфорта, свобод и всяческих прочих фривольностей.

Создание гармоничной личности и гармоничного общества требует цельного мировоззрения, свободного от неустранимых противоречий вызывающих внутриличностные и социальные конфликты.

Самым неприятным и опасным противоречием является противоречие между наукой и религией. Сама историческая нравственная допустимость создания религиозных верований, не согласующихся с действительными объективными знаниями о мире и с элементарной логикой, на которой зиждется любое знание, приводят к религиозному хаосу, который мешает развитию науки и вызывает религиозные конфликты.

Необходимо самым решительным и коренным образом раз и навсегда изменить нравственность человечества таким образом чтобы религиозные верования могли касаться только тех вопросов, на которые не в силах ответить современная наука, и чтобы религиозные верования и установки принципиально не противоречили объективным научным знаниям о мире.

Для исключения религиозных конфликтов необходимо создать всемирную организацию по кодификации единого стандарта религиозно-философских воззрений, и изменения этого стандарта по мере получения новых научных знаний.

При кодификации религиозной доктрины необходимо строго придерживаться следующего “золотого правила”: религиозная идея, то есть идея о бытии человеческой души, о вечности и о законах мироздания, о смысле бытия, должна быть выстроена так чтобы не вступать в противоречие с научным знанием о мире, а дополнять его самым красивым, оптимистичным и строгим образом, до какого в силах додуматься человеческая мысль.

Разумеется, при таком соотношении науки и религии значительно возрастает роль научной этики, которая должна неукоснительно поддерживаться на высочайшем уровне. Фальсификация научных знаний должна быть самым тяжёлым гражданским преступлением и самым тяжким грехом в религиозном понимании.

Ошибка Макса Вебера – дух капитализма и добросовестность не воспроизводятся капитализмом в мирской жизни как он предополагал.

Усложнение материальной среды и её возрастающая уязвимость для аварий, вызванных недобросовестной деятельностью и тем более для террористических атак, вызывает необходимость в защите. Это не только фильтрация человеческого материала, но и создание сильной религиозной морали, которая в сотоянии удержать человека от разрушительных действий.

Leave a Reply

Your email address will not be published.