Жёлтый чай Перерождения

– Сынок, возьми свой синий горшочек, сходи в ванную и пописай.

– Мамочка, я не хочу писать.

– Алёшенька, пописай через не хочу.

– Мамочка, мне нечем писать!

– Если ты не пописаешь, я не смогу приготовить тебе жёлтый чай. Пописай сколько сумеешь и принеси мне горшочек.

– Хорошо, мамочка!

– Вот и молодец! … Так, дай мне сюда твой синий горшочек… Вполне достаточно!

– Мамочка, а жёлтый чай опять будет горький и противный?

– Да, сыночек.

– И я опять должен буду выпить всю чашку?

– Да, конечно.

– И у меня опять будет всё болеть, а потом я опять умру?

– Да, Алёшенька, у тебя будет всё болеть и ты опять умрёшь.

– Всё-всё-всё как в прошлый раз, мамочка?

– Конечно, мой славный ёжик! Ты опять будешь терпеть боль и опять умрёшь. И тогда я опять рожу тебя обратно, а потом рожу тебя снова назад и буду любить ещё больше.

– И я опять буду гладить твою большую волосатую писю перед тем как умереть, мамочка? Буду гладить и щипать твою большую писю своими маленькими пальчиками?

– Да, сыночек! Иначе я не смогу раскрыться и родить тебя обратно.

– Хорошо, мамочка! Я буду терпеть боль как стойкий оловянный солдатик.

– И ты будешь усердно гладить мою писю своими маленькими пальчиками, чтобы она раскрылась и приняла тебя назад, в мамину утробу? Ты будешь? Будешь?

– Буду, мамочка! Буду, потому что ты у меня самая любимая.

– Ну тогда пей жёлтый чай, сыночек. Он уже готов и немного остыл.

– Мамочка, он опять горький и противный!

– Это очень хорошо, сыночек. Пей, не торопясь.

– Мамочка, у меня опять начинает всё болеть! Всё моё маленькое тельце как в огне, мамочка!

– Сейчас-сейчас, Алёшенька! Я иду к тебе. Я уже сняла трусики. Моя большая волосатая пися уже над твоим лицом. Ты уже можешь начать её гладить, сыночек.

– Мамочка, я очень стараюсь! Очень-очень!

– Молодец, сыночек! Ооо!.. Я так тебя люблю и горжусь тобой… Ооо! ОООООООООО! ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! ООООООООООО! О! О! О!!! РРРРРРРРРРРРРРРРРРЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!

– Мамочка! Мамочка! Мамочка! Что со мной? Мне так легко, так приятно, так радостно, как никогда!

– Конечно, сыночек! Конечно, Володечка! Я только что родила тебя назад в себя, а потом из себя. Ты не представляешь…

– Представляю, мамочка. Я помню как я побывал там и потом твоя большая волосатая пися опять выплюнула меня сюда, в этот недобрый мир. Я помню… Я понимаю.

– Ничего ты не понимаешь, Володечка, ты ещё слишком мал и юн. Ты ещё даже не знаешь, кто такой Георгий Валентинович Плеханов, мой маленький глупыш.

– Мама, а почему ты называешь меня Володечка? Ведь я же Алёшенька!

– Сыночек. Ты забыл, что каждый раз после перерождения я даю тебе новое имя?

– Да, мамочка! Нет, мамочка!

– Да или нет, но теперь у тебя есть миссия, Володечка! Ты пойдёшь другим путём.

– Мамочка, а почему взрослые дяди, которые лежат на тебе, не лежат спокойно, а как будто прыгают или танцуют. Иногда мне кажется, что у них между ног что-то есть, и они в тебя это засовывают. В твою писю, мамочка.

– У тебя это тоже есть, Володечка. Когда ты вырастешь большой, ты тоже будешь засовывать это в мамину писю. Ты тоже будешь лежать на маме, и прыгать между маминых ног, и засовывать это в мамину писю глубоко-глубоко, и тебе будет это очень нравиться.

– Мамочка, а можно мне ещё жёлтого чаю?

– Нет, Володечка. Теперь ты должен вырасти большой и пойти другим путём.

Leave a Reply

Your email address will not be published.