Жабовидная лягушка или Карлсон, который упал с крыши

Однажды в Стокгольме жил один швед по фамилии Карлсон. А рядом жил еще один швед по фамилии Эриксон. Однажды Эриксон пришел к Карлсону в гости, и они вдвоем полезли на крышу ремонтировать телевизионную антенну.

Карлсон и Эриксон полезли по пожарной лестнице. Карлсон нес с собой электродрель, а Эриксон нес запасные лопасти к крыльчатке антенны и маленький электрогенератор.

Карлсон и Эриксон вылезли на крышу и огляделись вокруг. Крыша была скользкая и покатая, а перил по краям почему-то не было. Карлсон и Эриксон сделали несколько шагов по крыше по направлению к антенне и вдруг одновременно испугались.

Карлсон вдруг подумал, что Эриксон еще чего доброго столкнет его с крыши. Вообще-то не должен, вообще-то он друг детства… А вдруг все-таки столкнет?! Хотя за что?..

И тут Карлсон вспомнил, как когда они в третьем или четвертом классе потихоньку курили в туалете, он сделал Эриксону подляну: дал ему сигарету, которую он сам скрутил, набив ее резаным войлоком и трухой от грязных куриных перьев. Эриксон потом за это сунул ему за пазуху австралийскую жабовидную лягушку из живого уголка.

Карлсон посмотрел на Эриксона и подумал: а вдруг ему покажется мало той лягушки, и он захочет меня теперь сбросить с крыши?

Эриксон смотрел на Карлсона и думал: какая скользкая крыша! Запросто можно с нее упасть. А если я начну с нее падать, интересно, Карлсон меня вытащит? Вообще-то, должен вытащить, хотя раньше он не больно-то меня вытаскивал, всегда сам норовил первый удрать. Нет, не вытащит! А может, все-таки вытащит?

Но тут Эриксон вспомнил, как они в старших классах целовались после уроков с девочками, и как он отбил у Карлсона самую красивую девочку по имени Астрид Линдгрен. Нет, точно не вытащит! Тут Эриксона пронизало страхом: А вдруг Карлсон сейчас вспомнит про Астрид и сбросит меня с крыши? Эриксон поморщился, поморгал, а потом коротко и с усилием посмотрел Карлсону в лицо и понял: точно сбросит.

Дальше обоим думать было некогда. Карлсон бросился на Эриксона, а Эриксон – на Карлсона. Они крепко обнялись, как лучшие друзья и быстро покатились к краю крыши, причем каждый старался быть подальше от края и отпихнуть друга к краю поближе.

По счастью Эриксон зацепился лопастью электрогенератора за какой-то ржавый крючок и затормозил. Эриксон посмотрел в глаза Карлсону и увидел там жабовидную лягушку. Карлсон посмотрел в глаза Эриксону и тоже увидел лягушку.

Тут Карлсон и Эриксон начали мять друг другу лица и шеи и тяжело дышать. Ржавый крючок, на котором они держались, заскрипел. Австралийская жабовидная лягушка победно квакала, раздувая голосовые мешки.

В это время на крышу вылезли еще несколько шведов по фамилии Лундстрем, Бистрем, Ангстрем, Линдстрем и Седерстрем, чтобы поменять масло в трансформаторе. Увидев Карлсона и Эриксона на самом краю, Лундстрем бросил им конец шланга, которым они собирались перекачивать масло.

Карлсон и Эриксон вцепились в шланг руками и зубами и изо всех сил стали вырывать его друг у друга. Шланг рванулся у Лундстрема из рук, Лундстрем толкнул Бистрема, Бистрем толкнул Ангстрема, а Ангстрем толкнул Линдстрема и Седерстрема, которые тащили бак с трансформаторным маслом.

Бак перевернулся и масло растеклось по крыше тонким слоем. Лундстрем, Бистрем, Ангстрем, Линдстрем и Седерстрем одновременно поскользнулись, упали и поехали к краю крыши. На краю крыши они сорвали с крючка Карлсона и Эриксона и вместе с ними упали с крыши прямо в огромный бассейн знаменитого фонтана имени шведского короля Карла десятого.

А по улице рядом с фонтаном в это время гуляли шведы по фамилии Лундквист, Хольмквист, Ральмквист, Сандквист, Йолквист и Палквист. Только норвежский атташе Эйнар Торвальдсен там не гулял, а шёл по каким-то делам.

Увидев, как сразу столько народу падает с крыши в фонтан, они решили узнать, в чем там дело, и полезли по пожарной лестнице на незнакомую крышу, на которую никто из них раньше не лазил.

Первым поскользнулся и упал с крыши Лундквист, за ним поскользнулся и упал Хольмквист, а за Хольмквист уже и Ральмквист. Вслед за ними упали Сандквист, Йолквист и Палквист.

Вода в фонтан была довольно тёплая но всё равно очень мокрая. Вода в фонтане почему-то всегда гораздо мокрее чем в других водоёмах.

Лундстрем, Бистрем, Ангстрем, Линдстрем, Седерстрем, Лундквист, Хольмквист, Ральмквист, Сандквист, Йолквист и Палквист по очереди вылезли из фонтана, сделали безуспешную попытку отряхнуться, а затем одновременно посмотрели вверх, на крышу.

Там на крыше всё ещё стоял норвежский атташе Эйнар Торвальдсен, который очень не хотел падать вслед за шведами. Но шведы так внимательно смотрели на него снизу, что он решил, что вечерние прыжки с крыши в фонтан – это очень важная шведская традиция, которую нельзя нарушать.

Поняв, что с дипломатической точки зрения прыжка не избежать, норвежский атташе Эйнар Торвальдсен взмахнул руками как мельница, стремглав съехал с крыши и плюхнулся в фонтан, подняв целую кучу брызг, под сдержанные шведские аплодисменты.

Шведы в свою очередь подумали, что это у норвежцев такая традиция, что если кто-нибудь упал с крыши, то надо прыгать вслед за ним. Это очень интересная традиция, подумали они, и решив немедленно проверить свою догадку, быстро полезли обратно на крышу чтобы упасть ещё раз. Эйнар Торвальдсен со вздохом поплёлся за ними – поддерживать странную шведскую традицию.

Жабовидная лягушка давно позабыла про убравшихся по домам Карлсона и Эриксона и с большим интересом наблюдала за происходящим, сперва сидя на краю фонтана, подперев узкую бородавчатую морду длинной перепончатой лапой, а затем откуда-то со дна.

В Стокгольме уже давно стемнело, и в фонтане имени шведского короля Карла десятого включились веселые разноцветные фонарики. Эти фонарики подсвечивали водяные пузыри в фонтане, где раздавались частые громкие всплески. Иногда казалось, что оттуда высовывается бородавчатая спина и выпуклые злоехидные буркала австралийской жабовидной лягушки.

Часы на городской ратуше плавно пробили полночь, а шведы всё падали и падали …